top of page
  • Марина Семенова

Йошимитсу Ямада: О свободе и ответственности

 

Весной 2022 года сэнсей Йошимитсу Ямада встретился с Джошем Голдом в помещении Сан-Франциско Айкикай, чтобы поговорить о периоде, который он провел в качестве учи-деши, о его видении будущего айкидо и его эволюции на протяжении почти 70 лет, что сам Ямада-сэнсей практикует это искусство, а также об отношениях учитель-ученик в айкидо.

 


Сэнсей Йошимитсу Ямада (8 дан айкидо, шихан) был принят в Хомбу Додзе на программу учи-деши (обучение с проживанием) в 1955 году и учился непосредственно у Морихея Уэсибы, Основателя айкидо. В то время Ямада-сэнсей тренировался также под руководством Киссомару Уэсибы, Коичи Тохея и Кисабуро Осавы. В 1964 году Ямада впервые приехал в Нью-Йорк по приглашению представлять айкидо на Всемирной Ярмарке. Он остался в США и стал главным инструктором Нью-Йорк Акикай, с тех пор Ямада-сэнсей стал одной из наиболее значимых фигур в развитии и распространении айкидо в США. В дополнение к своей роли главного инструктора в Нью-Йорке, Йошимитсу Ямада также является председателем Федерации Айкидо США, крупнейшей в стране организации практикующих айкидо, объединяющей более 200 додзе.

(примечание переводчика: Оригинал статьи опубликован в 2022 году. Йошимитсу Ямада скончался 15 января 2023 года)

 

Джош Голд: Каково это было – тренироваться в Хомбу Додзе во времена вашей молодости? Сохранились ли у вас какие-то яркие воспоминания о том периоде?

 

Йошимитсу Ямада: Ну, это, конечно, было очень давно, но я до сих пор хорошо помню многое из того периода моей жизни. Я начал заниматься айкидо в 18 лет. У меня был уникальный старт, потому что с первого же дня занятий айкидо я стал учи-деши. До этого я никогда не занимался айкидо, но я согласился на длительный курс напряженного обучения. Я знал об айкидо от моего дяди, он же поспособствовал тому, чтобы меня приняли в программу учи-деши. Я считаю, мне очень повезло. В те времена очень мало людей поступали на такую программу обучения, и им приходилось сначала какое-то время регулярно тренироваться в додзе, прежде чем они могли хотя бы просто подать заявку. Я был очень счастлив воспользоваться такой уникальной возможностью.

 

Дж.Г.: Сколько часов в день вы тренировались на том этапе?

 

Й.Я.: Обычно было по 5 занятий в день: в 6:30, 8:00, 15:00, 17:00 и 18:30. А когда О-Сэнсей или Дошу проводили персональные тренировки для какого-то VIP ученика, нашей обязанностью было присутствовать на таких занятиях в роли нападающих. Бывало, что практика с такими учениками совсем не доставляла мне удовольствия, но это были VIP и мне приходилось быть вежливым с ними. Это была тяжелая работа.

 

Дж.Г.: Когда вы поступили на программу учи-деши, вы уже задумывались о том, что будете делать карьеру в роли инструктора айкидо?

 

Й.Я.: Вообще нет. Я начал тренироваться и просто был счастлив возможности изучать айкидо. Никто из учи-деши в те дни не думал о такой карьере. Мир айкидо был очень маленьким, даже в Токио было мало тех, кто его практиковал. Единственные, кто мог зарабатывать на преподавании айкидо, была семья Уэсиба.

 

Дж.Г.: Каковы были ваши отношения с семьей Уэсиба в те времена?

 

Й.Я.: Дошу, Киссомару, и его супруга были очень добры ко мне. Я никогда не забуду их гостеприимство. Мне было всего 18, как учи-деши я должен был сам готовить себе еду. Жена Киссомару разрешала мне пользоваться ее личной кухней, чтобы приготовить завтрак. Просто невероятно! С годами я все больше и больше стал ценить семью Уэсиба.

 

Дж.Г.: А люди часто травмировались на тренировках?

 

Й.Я.: У меня никогда не было по-настоящему серьезных травм, но мне сложно сказать, как часто травмировались другие. В те времена было не принято показывать, что тебе больно, или говорить о травмах. Это было постыдным. Это означало, что ты показываешь остальным свою слабость. А следовало самостоятельно разобраться с этим. Большинство из нас считало, что наши травмы происходили исключительно по нашей собственной вине. Вероятно, мы проявляли растерянность или ошибались на страховке. Оглядываясь назад, я полагаю, что, конечно же, такие инциденты и травмы случались частенько.

 

В современном мире отношение к травмам очень сильно изменилось. Сегодня люди без колебаний заявляют о полученных травмах. Но это другая страна и другая эпоха, так что я не могу критиковать ни тот, ни этот подходы. Мы живем в другом мире. И то, что работало для нас тогда, наверное, не подходит сегодня.

 

Дж.Г.: А какие вообще различия в айкидо вы наблюдаете между тем периодом и сегодняшним днем?

 

Й.Я.: Сегодня я являюсь преподавателем, а это другой ракурс. Конечно же, как учитель и руководитель организации, я очень рад, что айкидо занимается так много людей. Хорошо, что айкидо очень инклюзивное, что все могут тренироваться на равных и что в айкидо нет соревнований. Но ровно по той же причине люди могут использовать систему в своих интересах, и многие так и поступают. Особенно те, кто тренирует. Например, я слышал, как инструкторы говорили: «В айкидо не должно быть коши нагэ: это слишком жестокая техника». Это только один пример из множества разных. В айкидо очень много свободы, иногда слишком много. И это опасно. Люди могут злоупотреблять преимуществами айкидо. Сегодня очень просто стать тренером, возможно, слишком просто.

 

Еще одна вещь, которую я наблюдаю: сегодня люди часто начинают заниматься айкидо в спортивном клубе или в колледже. Так происходит в США, но, пожалуй, еще чаще – в Японии. Это хороший способ познакомить молодых людей с айкидо, но это также создает у них совсем другой настрой с самого начала обучения. Это просто вид школьной активности, кружок по интересам. Это не будо. Обстоятельства обучения, сама атмосфера приводят к совершенно другому уровню приверженности. Это оказывает влияние на отношения учитель-ученик. И поскольку айкидо стало более популярным и более коммерческим, с этим ничего не поделаешь. Так что, с точки зрения учителя, я рад видеть больше занимающихся, но, с другой стороны, стало намного сложнее поддерживать качество обучения в айкидо. В Японии большинство студентов, начавших тренироваться в колледже, к моменту выпуска, через 4 года, автоматом получают второй дан. Мне кажется это странным. В каком-то смысле мне даже жаль этих студентов, ведь у них не было возможности получить тот же опыт, что был у нас.

 

Дж.Г.: Я начал заниматься айкидо почти на 40 лет позже вас. Но я тренировался в додзе и много работал, по 5-6 дней в неделю. И я очень благодарен за тот опыт. Сегодня молодые люди приходят в айкидо и считают, что тренировок раз в неделю достаточно для достижения прогресса.

 

Й.Я.: Да, я тоже это вижу. Но я не могу их винить за такие мысли: обстоятельства сегодня совсем другие. Я просто надеюсь, что однажды, со временем, они снова поменяются. Одно из преимуществ изучения айкидо в додзе: все же тогда это будо! Атмосфера основана на подходе будо с самого начала. Но, честно говоря, сегодня я почти не вижу в додзе молодежи. Иногда, когда я провожу семинары, я вижу в зале только зрелых тренирующихся, а молодых людей на татами нет.

 

Дж.Г.: Вы упомянули отношения учитель-ученик. Что вы думаете об этих отношениях сейчас, спустя столько лет преподавания айкидо?

 

Й.Я.: Учитель должен уметь создать атмосферу честности и уважения. Мне не нравится, когда ученики всегда говорят учителю «да» и соглашаются со всем, что он предложит. Если ученику есть что сказать, если что-то идет не так – это надо озвучивать. Тогда будут честные отношения. Но, разумеется, это нужно делать в уважительной манере. Проявлять одновременно честность и уважение сложно, но я хотел бы видеть на татами именно такие отношения. Я научился этому у Дошу Киссомару, поскольку видел это в нем. Поэтому я так уважаю этого человека.

 

Дж.Г.: Вы возглавляете Федерацию Айкидо США, крупнейшую организацию айкидо в стране. Каково ваше видение будущего этой Федерации, что важно развивать?

 

Й.Я.: Это хороший вопрос, он часто не дает мне спать по ночам. Я много об этом думаю. Однажды я обсуждал это с Тамура-сэнсеем и спросил его: «Составлял ли ты какие-то наставления для своей организации на случай, если ты умрешь?» И он ответил мне: «Даже не мечтай! Даже если я скажу им в точности, что делать, если меня не будет – они все равно будут реализовывать свои идеи». Сейчас я понимаю, что он имел в виду. (смеется)

 

Я рад, что многие люди считают Федерацию авторитетной, я тоже так думаю. Но проблемы будут всегда. И чем больше мы становимся, чем больше людей объединяем и мероприятий проводим – тем больше проблем будет всплывать. Это просто неизбежно. Я надеюсь, что мы сможем становиться лучше и что после моей смерти найдутся люди, которые будут поддерживать традицию. Разумеется, всегда будут люди со своими идеями и не всегда с ними удобно работать. У каждого есть свое мнение и свое эго – мы же все люди. Но мы можем расходиться во мнениях и все равно работать вместе. Не пытаться заставлять людей думать определенным образом. Но и не пытаться быть со всеми друзьями. Вам не нужно всех любить, чтобы просто проявлять уважение и сотрудничать.

 

С технической точки зрения, я предпочитаю очень чистые техники и хорошую базу. Никаких излишеств. Сегодня в социальных медиа можно видеть чрезвычайно изощренные техники, но любой профессионал скажет вам, что они «пустые»: у такого айкидо нет ничего внутри. Это может выглядеть круто, но там нет основы. К сожалению, тренеры тоже бывают такими. Они выглядят круто, но техника у них плохая и это видно: к примеру, они даже не нарушают равновесие уке. Вот к чему приводит слишком большая свобода в айкидо, о которой я говорил ранее. Очень важно брать свободу вместе с ответственностью и сохранять базу: ирими, контакт, гармонию. Если у вас есть эта база и она достаточно сильная, тогда, конечно, можно попробовать и что-то крутое.

 

Дж.Г.: Каково это, снова проводить семинары после пандемии? Как чувствует себя сообщество айкидо?

 

Й.Я.: Вначале было очень сложно, но сейчас я возвращаюсь в форму. Я бы никогда не подумал, насколько физически слабым можно стать, если почти не тренироваться два года. Я очень скучал по моим очным встречам с людьми, по их доброте и преданности айкидо и их додзе. Мне хотелось просто нормально проводить время. Поэтому сейчас я очень ценю такие моменты. Мне кажется, мы сильны, когда мы вместе. Поэтому в начале каждого класса я обычно говорю о том, как рад всех видеть и ценю их поддержку и преданность их додзе.

 

Дж.Г.: Чрезвычайно радостно видеть, сколько людей из разных додзе собралось на ваш семинар в Сан-Франциско. Здесь сильное сообщество айкидо и люди поддерживают друг друга. В Нью-Йорке так же?

 

Й.Я.: Ну, такова была история айкидо в Калифорнии с самого начала, правда же? Я очень рад видеть Патрицию Хендрикс, Джимми Фридмана и множество людей из других додзе, которые собрались здесь. В Нью-Йорке все не так. Там люди тоже собираются на семинары, но там нет такого дружного сообщества, как в Калифорнии.


 Дж.Г.: Как вы думаете, что именно в вас привлекает такое количество людей?

 

Й.Я.: Я не знаю… Мне кажется, я не делаю ничего особенного. Может быть, это сила моей личности? (смеется)

Commentaires


bottom of page