top of page
  • Марина Семенова

Про традиции и трансформацию. Разговор с Лео Тамаки, часть 2

 

Сэнсей Лео Тамаки начал заниматься айкидо под руководством сэнсея Нобуйоши Тамура, а в 1998 году поехал в Японию, чтобы тренироваться в Айкикай Хомбу Додзе. Он вернулся во Францию в 2001 и открыл магазин по продаже оборудования для боевых искусств, а также стал вести свой блог, посвященный единоборствам. В 2007 он вновь уехал в Японию и тренировался там еще три года. С 2010 года Лео Тамаки проживает во Франции и полностью посвятил себя преподаванию айкидо. Он возглавляет Kishinkai International и недавно представлял свое направление айкидо на Youtube-канале Джесси Энкампа.

Это вторая часть интервью. Первую можно прочесть здесь.

 

Джош Голд: Как бы вы описали свой подход к тренировкам и к обучению?

 

Лео Тамаки: В смысле техники я стремлюсь к боевой эффективности. А если мы говорим про преподавание, то я фокусируюсь скорее на принципах, чем на технических деталях. Это важно, потому что на протяжении года примерно 20% тех, кто приходит ко мне на семинары, это ученики нашего направления Кишинкай, 20% - представители других боевых искусств, таких как крав мага, каратэ или бокс, и 60% - айкидоки других клубов и направлений. Поэтому я, конечно, могу объяснить им почему мы выполняем техники именно таким образом, но мне гораздо важнее глубинные принципы, которые ученики смогут использовать в своей практике. Поэтому я обращаю внимание на механику тела, стратегию, дистанцию, настрой и так далее.

 


Дж.Г.: Показываете ли вы какие-то подготовительные упражнения, как это делают Хино-сэнсей, Курода-сэнсей или Акузава-сэнсей?

 

Л.Т.: Да. Но я очень четко обозначаю разницу между упражнением и применением. Слишком много раз я видел, как некоторые учителя, особенно в Японии, переходят от одного к другому без должных пояснений. Поэтому ученикам непонятна суть практики. А иногда мне кажется, что и учителя тоже не делают различий…

 

Дж.Г.: Расскажите, пожалуйста, о видео с Джесси Энкампом. Как вообще произошла вся эта история?

 

Л.Т.: Я знал про Джесси и его канал. И один из друзей сказал мне, что вроде как он тоже обо мне знает и не против снять видео и рассказать о том, что я делаю.

 

Когда мы встретились, Джесси задал мне несколько вопросов, а потом попросил о спарринге. Я согласился, и мы неплохо провели время на татами. Джесси был очень вежлив и, как мне показалось, хотел показать мое боевое искусство в лучшем виде.

 

Дж.Г.: Какова была реакция на это видео?

 

Л.Т.: К настоящему моменту видео набрало более 1.5 млн просмотров, так что можно сказать, что интерес у публики оно пробудило.

 

Ну а что до комментариев в соцсетях – история всегда одна и та же: половина считает, что я хорош, другая – что я никуда не гожусь. Люди склонны видеть то, что хотят видеть, а не то, что на самом деле перед ними.

 

Дж.Г.: А какие комментарии делали люди из мира айкидо?

 

Л.Т.: Ну, некоторые считают, что “люди, которые приходят в айкидо, не ищут боевой эффективности; им это неважно”. Но я не согласен. Почему они тогда не пошли на пилатес, йогу или бальные танцы? Поэтому, мне кажется, многим практикующим айкидо видео понравилось. Ведь большинство инструкторов айкидо не проводят такие поединки.


Дж.Г.: Мне кажется, в будо, несмотря на то, что мы, очевидно, практикуемся не для того, чтобы стать воинами, все же должны присутствовать какие-то прикладные элементы.

 

Л.Т.: Вот именно. Мне кажется, что будо – это больше, чем будзюцу, а не просто отличается от будзюцу. Вы понимаете прикладной аспект, но идете дальше. Но вы не можете просто его проигнорировать. Большинство прямых учеников Морихея Уэсибы это понимали.

 

Большая часть людей, которые говорят “это совершенно не важно”, - это люди, которые просто не могут продемонстрировать вам боевое применение техник. Если я когда-нибудь встречу человека, который хорош в бою, но который говорит “боевой аспект неважен” – вероятно, я задумаюсь. Но пока я таких не встречал. Ученикам нравится заниматься у сэнсея, который обладает реальным опытом и может показать себя в поединке.

 

Дж.Г.: Что бы вы могли сказать современным молодым людям: почему им стоит заниматься какими-то боевыми искусствами?

 

Л.Т.: Прежде всего, потому что, благодаря интернету и другим технологиям, наш мир стал таким простым и комфортным. Мы стали слабыми, нетерпеливыми и в нас почти не осталось силы воли. Практика боевых искусств приучает нас к дискомфорту, учит нас фокусироваться, быть терпеливыми и развивать осознанность.

 

Другая проблема в том, что многим людям сейчас стал некомфортен и даже страшен физический контакт. Конечно же, пандемия этому только поспособствовала.

 

В наши дни, если мы видим двух детей, которые готовы подраться, нам нужно немедленно их разнять и позвать родителей. Но как же им тогда научиться тому, что такое физический контакт? Понять, что тебя могу толкнуть. И что совершенно необязательно травмироваться и становиться жертвой только потому, что кто-то схватил тебя за одежду, толкнул или даже просто сказал что-то неприятное. У животных происходят стычки. Они могут прикусывать друг друга и драться, играя. Много ли вы знаете детей, которые погибли в столкновении с другим ребенком в песочнице? Но в нашем мире такие столкновения – табу. Поэтому практика боевых искусств важна больше, чем раньше. Единоборства развивают нас, делают нас более гибкими, более устойчивыми и более динамичными.

 

Дж.Г.: Есть ли что-то особенное, что дает именно айкидо?

 

Л.Т.: В айкидо есть своя особая этика. Мы учимся сливаться с движением, прежде чем возвращать или прекращать его. Это привычка, которая может сослужить вам отличную службу в вашей повседневной жизни в современном мире. Она позволит вам жить лучше и окажет на всех положительное влияние. Мне кажется, это хорошая причина, чтобы начать или продолжить практику. Однако я вижу, что это становится все сложнее и сложнее, и я уже не уверен, что через пару поколений айкидо вообще сохранится.

 

Дж.Г.: Почему вы так думаете?

 

Л.Т.: Когда я начинал заниматься, во Франции было от 70 до 90 тысяч айкидок. Сегодня их всего 25 тысяч. Через несколько месяцев мне исполнится 50, и я не уверен, что вы сможете назвать хотя бы 5 людей моложе меня, которые действительно известны в мире айкидо. Т.о. самые молодые мастера айкидо – это те, кому сегодня 50. Т.ч. я действительно полагаю, что айкидо может вовсе исчезнуть.

 

Дж.Г.: Я много говорил об этом с разными людьми из мира айкидо, и некоторые считают: «Ну, ничего страшного, если количество практикующих сократится. Зато останутся настоящие мастера. Это будет неплохо». Но ведь стоимость создания видеокурса, написания статьи или книги или проведения семинара не меняется от размера аудитории. И 20 лет назад людей, которые поддерживали все это, в т.ч. финансово, было в 10 раз больше. А сегодня экономика больше не сходится, остается все меньше профессиональных преподавателей, создается меньше качественного контента, проводится меньше крупных мероприятий.

 

Л.Т.: Да, так и есть. А если нет мероприятий, то нет денег для профессиональных преподавателей. Все говорят: «Не делайте денег на айкидо». Но ведь это, в свою очередь, означает, что профессионалы, которые готовы посвятить свою жизнь этому боевому искусству, которым интересно развиваться и тренировать других, просто исчезнут. Это нисходящая спираль.

 

Дж.Г.: Я согласен с тем, как вы определяете сложности и сегодняшнее состояние айкидо. Но у меня все же более оптимистичный взгляд на будущее этого боевого искусства. Меня очень вдохновляет та работа, которую я делаю совместно с Будо Акселератором. Мы приводим большое количество молодых людей в айкидо, и я сам видел, что некоторым мастерам удается поддерживать немаленькие додзе с высоким процентом молодежи. Но, конечно, сегодня это пока скорее исключение, чем правило.

 

А что вы можете сказать о цели и задачах вашего преподавания?

 

Л.Т.: Я считаю функциональную применимость очень важной, но это все же не цель практики. Для меня конечной целью является развитие вашей внутренней и внешней осознанности.


Внутренняя осознанность – это про то, что для изменения механики вашего тела, вам необходимо понимать, что делают ваше тело и мозг. Внешняя осознанность важна для спонтанного взаимодействия с другими людьми. У меня есть ученики, которые являются профессиональными танцорами или преподавателями йоги, т.ч. с внутренней осознанностью у них все хорошо, а вот с внешней не очень. И когда кто-то оказывает им сопротивление, они напрягаются и замирают.

 

То, что мы делаем на тренировках, основано на прочных принципах боевого искусства. Редко кто тренируется достаточно, чтобы эффективно их применять. Но это и не важно, поскольку это не является целью. Важно то, что сам процесс тренировки позволяет вам максимально развить свою осознанность.

 

Дж.Г.: Как менялось ваше собственное понимание айкидо за годы практики?

 

Л.Т.: В 5 лет я делал то, что говорили мне родители. В 12 мне нужно было впечатлить моих приятелей. В 17 мне казалось, что разговоры о философии сделают меня привлекательным для девочек. Хочется верить, что с тех пор мой подход к боевым искусствам стал все-таки чуть более зрелым (смеется).

 

Когда я был молод, я искал только боевую эффективность. Поэтому айкидо не вызывало у меня особого уважения. Мне казалось, что кое-какие удержания еще ничего, но в основном это прекрасные фантазии. Поэтому я начал заниматься с большой долей презрения – и мне в прямом смысле слова надрали зад. Я на личном опыте убедился, что айкидо может быть эффективным. Не потому что ты сильнее, быстрее или больше, а потому что ты оттачиваешь свои техники и понимаешь механику тела. И вот тогда я действительно погрузился в изучение.

 

После многих лет тренировок, когда я в какой-то мере освоил прикладной аспект айкидо, я стал задумываться: «А для чего это все? Зачем я это делаю?». И вот тут я пришел к мысли об осознанности.

 

Дж.Г.: Можете рассказать чуть больше?

 

Л.Т.: Вы можете практиковать айкидо только в полном присутствии. Если вы не находитесь в моменте – бум! – вас оглушат ударом по голове и вернут в настоящее.

 

Сначала вашей осознанности хватает на одну технику. Потом на целое занятие. А через какое-то время вы выносите это состояние за пределы додзе. Мне кажется, моя практика изменила меня настолько, что я научился по-настоящему ценить мою каждодневную жизнь. Это помогло мне и, думается, многим другим людям.

 

Все становится яснее, потому что находится в поле вашей осознанности. Вы острее чувствуете цвета, вкусы, запахи… Благодаря айкидо, вы четче осознаете каждый день своей жизни. Сейчас, когда я вижу людей разных возрастов, практикующих айкидо и повышающих за счет этого качество своей жизни, я очень радуюсь.

 

Дж.Г.: Я благодарю вас за вашу работу и за вклад в развитие айкидо. Спасибо за искренность и глубину вашей позиции и за то, что нашли время поделиться ей с Aikido Journal.

 

Л.Т.: Спасибо и вам, Джош, за эту возможность.


(видео с канала Джесси Энкампа и его перевод можно посмотреть здесь)

コメント


bottom of page