top of page
  • Марина Семенова

Морихиро Сайто: Встреча с О-Сэнсеем


Ниже приведен отрывок из недавно вышедшего сборника «Пионеры айкидо. Послевоенная эпоха», который содержит рассказы от первого лица и инсайты многих послевоенных учеников из ближайшего круга Основателя айкидо, в т.ч. сэнсея Морихиро Сайто.



Морихиро Сайто родился в Японии, в префектуре Ибараки в 1928 году. Он начал изучение айкидо в Иваме в возрасте 18 лет. Его посменный рабочий график сотрудника Японских национальных железных дорог позволил ему много тренироваться с Морихеем Уэсибой в послевоенные годы. Сайто-сэнсей стал шиханом айкидо в январе 1959 года, а 10 лет спустя, после смерти О-Сэнсея, он стал главным инструктором додзе в Иваме и смотрителем Храма Айки. Он опубликовал широко известный 5-томник «Традиционное айкидо» и серию книг «Такемусу айки». Сайто-сэнсей преподавал не только в Японии, он регулярно ездил с семинарами в США и Европу, а количество его учеников регулярно пополнялось за счет иностранцев, которые приезжали в качестве учи-деши в додзе в Иваме. Морихиро Сайто умер в 2002 году в возрасте 74 лет.


Сайто-сэнсей, правильно ли я понимаю, что вы познакомились с О-Сэнсеем сразу после войны? Как случилось, что вы решили начать заниматься айкидо? Опишите, пожалуйста, ваши воспоминания, относящиеся к тому периоду.


Когда я был подростком, я восхищался великими мастерами меча, как и многие в то время. Я покупал журналы и читал о таких людях как Гото Матабе или Ягю Дзюбэй. В те времена, до и во время Второй мировой войны, мальчику стыдно было не знать дзюдо или кендо. Эти дисциплины, конечно же, преподавали и в школе, так что я выбрал для изучения кендо. Потом война закончилась, и носить оружие стало запрещено. Никому не разрешалось иметь при себе даже маленький нож. Я начал посещать зал Шудокан в Мегуро: мне тогда казалось, что не знать совсем никаких приемов будет опасно. В Мегуро был преподаватель Синто-Рю каратэ. Он был профессором университета Нихон. Я довольно серьезно занимался каратэ. В то время, в силу семейной ситуации, я работал в Токио.


А потом меня перевели сюда, и я уже не мог ездить заниматься в Токио. Я стал посещать додзе Ишиока. Там преподавали дзюдо. В те времена я полагал, что если ты знаешь дзюдо и каратэ… дзюдо хорошо в ближнем бою, а каратэ лучше кендо, потому что можно использовать ноги… но кендо – это все же отличная работа с оружием.. так что мне казалось, что мне будет просто нечего бояться, если я буду владеть сразу кендо, дзюдо и каратэ. Однако в те времена ходили слухи о каком-то старике, практикующим странные техники в горах Ивама. Кто-то говорил, что это каратэ, а мой учитель дзюдо назвал это «Уэсиба-Рю дзюдо».


В любом случае звучало это все очень подозрительно, и я боялся туда идти. Мне сложно описать это ощущение: было действительно страшно! Но все же кое-кто из моих друзей и я решили пойти туда и посмотреть. В последний момент мои друзья испугались – и я отправился туда один. Было жарко, и я вышел с утра. О-Сэнсей был занят утренней тренировкой. Его дом был там, поодаль. А в стороне сидел Минору Мочизуки, который много лет назад ездил в Италию и Францию. «Сэнсей вон там», - сказал он мне, когда я подошел. Вместе с сэнсеем тренировались Акио Кано, Тадаши Абэ и один из сыновей семьи известных промышленников Ишихара. Так что я отправился в помещение, которое сейчас известно как «комната шести татами», и сидел там в ожидании, когда вошли О-Сэнсей и господин Абэ. Когда О-Сэнсей сел, господин Абэ сразу же подал ему подушку. Он очень торопился услужить О-Сэнсею.


Потом он поднял взгляд на меня. «И что же, ты хочешь изучать айкидо?» - спросил О-Сэнсей. Когда я сказал, что хотел бы учиться, если он будет учить меня, он спросил: «А знаешь ли ты, что такое айкидо?» Конечно, я никак не мог этого знать. Тогда Сэнсей сказал: «Я научу тебя использовать это боевое искусство для служения обществу и людям».


Я в принципе не представлял, как боевое искусство может служить обществу и людям. Я просто хотел стать сильнее. Это сейчас я пришел к этому осознанию, а тогда все это было совершенно непонятно. Думаю, О-Сэнсей уже тогда далеко продвинулся в своих духовных исканиях. Я же занимался боевыми искусствами просто чтобы стать сильнее. Когда он произнес свое «для служения обществу и людям», я сильно сомневался, как можно использовать боевое искусство для этих целей. Но мне очень хотелось стать учеником, поэтому я нехотя ответил: «Да, я понимаю». Я вышел на маты и, закатывая рукава своей рубахи, думал про себя: «Ну, раз уж я проделал весь этот путь сюда, хотя бы пару приемов разучу». О-Сэнсей скомандовал: «Ну давай, ударь меня!» Я попытался ударить и как будто споткнулся. Не знаю, было ли это котэ гаэси или что-то еще, но он бросил меня. «Давай, ударь ногой», - сказал он тогда. Я ударил – и он опрокинул меня, довольно мягко. «Схвати меня!» - я попытался произвести захват как в дзюдо, но он снова бросил меня, даже не знаю как. Мои рукава и брюки были разорваны. «Приходи и тренируйся, если хочешь», - сказал сэнсей и удалился.


Я выдохнул с облегчением: ведь О-Сэнсей разрешил мне приходить тренироваться, если я хочу. Но тут ко мне подошел господин Абэ: «О-Сэнсей хорошо разбирается в людях. И из его слов вроде как следует, что тебя приняли. Но у нас есть организация – называется Айкикай, и мы не можем принять тебя без ее одобрения. Так что подожди три дня. Недавно с Хоккайдо приехал человек и заявил, что будет заниматься айкидо или умрет. Мы велели ему просто понаблюдать за тренировкой, и в итоге он уехал домой и сказал, что ему нужно подумать». Слова господина Абэ показались мне очень обидными, так что я сказал, что выдержу столько, сколько выдержит мое тело. В сущности, это ничего не значило. Господин Абэ просто тестировал меня. Когда я все же стал учеником, я обнаружил, что господин Абэ очень хорошо заботился о новичках. Он учил нас, обращаясь с нами очень ласково и вежливо. Я до сих пор очень ценю такой подход. В свое время самого господина Абэ так учил господин Тохей, как брата. И теперь господин Абэ учил как брата меня.


Вообще атмосфера была совершенно особенной. О-Сэнсей по-прежнему внушал мне благоговейный страх. Он был некрупным человеком… я не могу это объяснить! Его глаза сверкали и в его суровости, когда он обращался к нам, одновременно была какая-то нежность. Я решил, что буду учиться у него во что бы то ни стало. И начал тренировки. Это было тяжело, и мое тело болело так, что уж лучше бы меня избили в драке. Но вечером я снова шел на занятия. Однажды я пришел на тренировку с повязкой – и О-Сэнсей отчитал меня: «Идиот!» Так что в додзе я снимал повязку, а после тренировки торопился принять ванну и снова сделать перевязку. Если вдруг в ходе тренировки на моем лице появлялась гримаса боли, они продолжали воздействие именно в эту точку еще сильнее. И хотя такое случалось снова и снова, айкидо полностью поглотило меня.


bottom of page