• Марина Семенова

Кристиан Тиссье: Айкидо должно сближать людей

Пост обновлен 30 мар. 2020 г.


Сегодня мы предлагаем вам свежее интервью Кристиана Тиссье американскому изданию Aikido Journal. Оригинал доступен по ссылке.

Шихан Кристиан Тиссье (8 дан) – один из наиболее известных и влиятельных мастеров в современном айкидо. Он был одним из пионеров айкидо во Франции и явился основателем додзе Cercle Tissier в Париже, где, помимо айкидо, преподают и другие виды единоборств, а также фитнес-дисциплины. Кристиан Тиссье является одним из членов Французской федерации Айкидо, Айкибудо и аналогов, одной из двух признанных государством структур во французском айкидо, а также участвует в качестве инструктора в большом количестве значимых международных мероприятий. Сэнсей практикует айкидо уже более 55 лет, 7 из которых он провел в Хомбу Додзе в Японии.

Джош Голд (Aikido Journal): Большое спасибо, что согласились прийти к нам сегодня.

Кристиан Тиссье: Спасибо, что пригласили.

Дж.Г.: Мне бы хотелось поговорить сегодня о вашем тренировочном центре Cercle Tissier. Одна из наших задач в Aikido Jounal – рассказывать в нашем сообществе о примерах успешных додзе. Не могли бы вы рассказать немного об истории вашего центра, о тех программах, которые там предлагаются, о количестве занимающихся и так далее?

К.Т.: С удовольствием. Я открыл свое додзе в Париже в 1980 году, сразу после того, как вернулся из Хомбу Додзе, Япония. В то время я сам жил в Париже и преподавал практически каждый день. К нам приходило заниматься большое количество желающих. Сейчас я живу на юге Франции и в Париж приезжаю всего на 1-2 дня в неделю.

В последнее время количество занимающихся немного сократилось за счет того, что часть моих старших учеников открыли свои додзе. Но все равно к настоящему моменту у нас тренируется примерно 200-250 человек, которые изучают айкидо. Мой личный график таков, что я приезжаю в Париж во вторник и провожу дневные и вечерние тренировки. Иногда я также остаюсь на среду. В остальные дни занятия ведут другие инструкторы, мои ученики: Патрик Бенези (7 дан), Бруно Гонзалез (6 дан), Паскаль Гийман (6 дан) и Фабрис Круазе (5 дан). Все они – профессионалы, посвящающие все свое время преподаванию айкидо. Они тренируют в моем додзе, но также и в других залах, и проводят семинары.

Как правило, мы проводим три занятия в день: одно в обеденное время и два каждый вечер, кроме субботы и воскресенья.

Дж.Г.: А какие-то еще боевые искусства в вашем додзе преподаются?

К.Т.: Да, у нас разнообразная программа в боевых искусствах. В Cercle Tissier работают первоклассные инструкторы по каратэ, джиу-джитсу, дзюдо, ниндзюцу, хапкидо, крав мага, ММА, тай чи и прочим видам единоборств. А кроме того, у нас есть занятия по йоге, пилатесу и различным видам танцев. Всего в центре занимается 3000 – 3200 учеников.

Дж.Г.: Вот это да! Более 3000? Невероятно! А из всех видов занятий, которые вы предлагаете, какие являются самыми популярными?

К.Т.: В настоящий момент – айкидо. Но, конечно, бразильское джиу-джитсу тоже очень популярно, и еще многие приходят, чтобы учиться боксировать. Но когда я говорю о боксе, речь идет не о поединках на ринге, а о боксировании как виде физической нагрузки – на мой взгляд, это интересная тенденция. Так что мы непосредственно видим, как меняется жизнь. В классических боевых искусствах, таких как дзюдо, каратэ или айкидо, количество учеников многие годы остается стабильным, но не растет. Люди очень заняты и, как правило, у них есть и другие хобби, которыми они хотят заниматься. Мало кто готов в наши дни посвящать все свое время изучению, к примеру, каратэ. Нам приходится учитывать эти тенденции при планировании программ обучения единоборствам на будущее.

Дж.Г.: А как вы относитесь к кросс-тренингу? Кто-то из ваших учеников айкидо ходит на занятия другими единоборствами в вашем додзе?

К.Т.: Да, кое-кто ходит. Некоторые посещают занятия боксом – в основном это молодые люди, те, кто хочет в будущем стать инструктором по айкидо, но ищет и другой опыт. В каратэ, джиу-джитсу и боксе гораздо больше контакта и есть элемент соревнования в отличие от айкидо.

Мне кажется, это неплохо, когда люди хотят получить опыт в других боевых искусствах, особенно если в будущем они хотят стать тренерами. Как правило, они посещают другие занятия 1-2 раза в неделю. И это помогает им освоить новые способы работы с контактом, а также осознать разные подходы к обучению в боевом искусстве или в спорте.

Дж.Г.: Да, понимаю. Скажите, а ваше додзе приспособлено принимать большие мероприятия, семинары, или приглашать сторонних инструкторов?

К.Т.: Да, иногда к нам приходят сторонние инструкторы. Но чаще всего это потому, что я позволяю им пользоваться моим додзе, т.к. найти подходящую площадку бывает непросто. Если мы приглашаем кого-то из внешних инструкторов, то чаще всего это гости из Японии. В феврале этого года мы провели семинар «4 восьмых дана» с участием Эндо-сэнсея, Миямото-сэнсея, Ясуно-сэнсея и моим. За два дня на наше мероприятие пришло около 1800 человек.

Дж.Г.: Ничего себе! Это невероятное количество посетителей!

К.Т.: Да. Люди приезжали со всей Европы и даже из Америки. Это было очень большое событие! Для нас не так интересно делать маленькие семинары – гораздо лучше создавать большие мероприятия, потому что, мне кажется, в айкидо важно собирать множество людей вместе. Сейчас зачастую уже недостаточно одного приглашенного инструктора – вот если вы можете собрать двоих, троих, а то и пятерых высококлассных тренеров, то мероприятие становится заметным. Вы можете превратить его в настоящее событие! Но раз в год, не больше…

Дж.Г.: Я недавно общался с несколькими инструкторами очень высокого уровня в США, и один из вопросов, который стоит для них достаточно остро, это как сделать так, чтобы те инструкторы, которые сейчас обладают 4-5 даном, получили возможность развиваться и в плане техники, и в плане методик обучения, расти и занимать более высокие позиции. Мне кажется важным этот переход, когда кто-то, кто занимался айкидо более 20 лет и действительно достиг очень хорошего технического уровня, как бы «впитывает» это искусство, начинает создавать свои собственные формы и может продолжать развитие в айкидо без постоянного контроля со стороны учителя. Фактически это переход от роли технического специалиста высокого уровня к роли учителя, воплощению того, что люди обычно ожидают от шихана (вне зависимости от титулов и рангов). Как вы думаете можно помочь людям на этом этапе их развития?

К.Т.: Хм… Понимаете, вы же не можете сказать кому-то: «Приходи ко мне в додзе, и я сделаю из тебя инструктора по айкидо». Иногда люди приходят со словами «Я хочу стать настоящим профессионалом!» и начинают заниматься у нас, чтобы понять, обладают ли они потенциалом когда-нибудь достичь того высокого уровня. Я считаю, что прежде всего вам нужно очень долго тренироваться и иметь очень-очень хорошую базовую технику.

Я иногда говорю своим ученикам: «Я не преподаю то, что делаю для себя». Когда я учу, я учу людей тому, что нужно им. И мне кажется важным, чтобы у людей была общая база и возможность практиковать в различных условиях. Я практически настаиваю, чтобы мои будущие инструкторы ездили в Японию, Швецию, другие страны – чтобы позаниматься у других шиханов. Я хочу, чтобы они научились считывать и понимать, что делает шихан, независимо от того, какой стиль он практикует.

У каждого развивается свой неповторимый стиль, но пока он только вырабатывается, людям бывает нужна помощь, подсказка. И еще им нужна возможность общаться с другими людьми. Поэтому представительные мероприятия, о которых я говорил чуть ранее, настолько полезны. Люди из самых разных стран собираются вместе, чтобы позаниматься друг с другом и поучиться у меня. И когда они тренируются, они делают не то, что я когда-то делал, а то, что я показываю непосредственно на этом мероприятии. А я показываю каждый раз разные вещи. Не от любви к переменам, а потому что мое понимание техник тоже развивается.

И когда все эти люди собираются вместе, происходит кое-что очень интересное. Да, они хотят учиться. Но в то же время они уже далеко не новички. Поэтому совместная практика для них – это больше, чем просто отработка движений, это попытка поймать ощущение. И они продолжают тренироваться, и учиться, и заниматься вместе, следуя этой общей цели.

В процессе обучения я стараюсь замотивировать людей приезжать на такие мероприятия, потому что очень важно оказаться в этой большой тусовке. Некоторые приезжают на эти семинары уже по 30-35 лет и до сих пор выходят на татами друг с другом, даже если всего пару раз в год.

Те, кто посещает такие мероприятия, получают опыт совместных тренировок со всеми этими людьми, а не просто инструкции тренера. Очень важно постоять в паре с другими профессионалами и понять, почувствовать, что и как они делают.

Дж.Г.: Т.е. для вас важно, чтобы инструкторы получали опыт работы с разными шиханами и практиковали с другими людьми своего уровня, чтобы понять, как они работают.

К.Т.: Да, именно так.

Дж.Г.: Мне кажется, это отличный совет. Еще я хотел бы поговорить с вами о локальных сообществах. Знаю, что ситуация может разниться от страны к стране, но здесь, в США, я видел в нескольких регионах такое: на одной и той же территории может развиваться несколько додзе, но общение и взаимодействие между ними будут оставаться очень ограниченными.

Например, тут у нас в городе Ирвин, Калифорния, есть с десяток додзе в радиусе 15 км, но общение между ними не налажено. Иногда отдельные представители этих додзе собираются вместе на какое-нибудь мероприятие или просто поговорить, но случается это довольно редко. Поэтому я хотел узнать ваше мнение о налаживании контактов между локальными организациями айкидо. Думаете это важно? Или неважно?

К.Т.: Мне кажется, общение очень важно, потому что, если вы хотите развиваться дальше, вам нужно регулярно встречаться с другими специалистами и обмениваться опытом. Знаю, что в некоторых странах инструкторы зачастую тренируются до определенного уровня, скажем 6 дана, а дальше переходят только к преподаванию и вполне довольны этим. В Европе все совершенно иначе.

Прежде всего, во Франции все мастерские степени (дан) должны утверждаться правительством. В противном случае вы не можете заявлять об обладании степенью дан нигде во Франции. У нас происходят регулярные аттестации на мастерские степени, которые проводит комиссия судей из представителей обеих федераций айкидо Франции – FFAAA и FFAB. Так, например, следующая аттестация пройдет в июне в Париже: мы будем принимать экзамены на 1 и 2 дан. Приедет более сотни человек, которые не знакомы друг с другом и не имеют возможности выбрать себе уке на экзамен. Я не говорю, хорошо это или плохо – просто рассказываю, как обстоят дела.

Во Франции, а также в ряде других стран, если вы хотите сдавать на 1 дан, вы должны иметь отметки о прохождении минимум трех семинаров. Т.е. вы должны выбираться за пределы своего додзе, чтобы тренироваться. Если вы не бываете на внешних мероприятиях, то не сможете получить нужные печати и не будете допущены к экзамену.

Европейцы привыкли посещать семинары, потому что знают, что им нужны печати. Люди знакомятся и общаются друг с другом в результате требований, предъявляемых к экзамену. И это культура, которая развивается вне зависимости от границ – вероятно, потому что европейские страны значительно меньше США и расположены рядом друг с другом. Когда айкидо только начинало развиваться во Франции, у нас было всего несколько преподавателей из Японии, которые вели занятия во Франции и некоторых других странах. Так что, если вы хотели найти себе учителя, вам приходилось путешествовать. Это также повлияло на то, что люди привыкли приезжать и выходить на татами с незнакомыми для себя партнерами. И кстати именно поэтому мы организуем большие мероприятия, на которые можем пригласить именитых сэнсеев. Мне кажется, это объясняет определенные различия между Европой и США. В Америке может понадобиться больше усилий, чтобы наладить взаимодействие между разными додзе и их учениками. Возможно, тут помогла бы фигура сильного лидера, такого как, например, Ямада-сэнсей, или кого-то еще. Возможно, кому-то просто надо подняться над толпой и снова научить людей мечтать.

Дж.Г.: К вопросу о семинарах и сборе людей, я знаю, что вы приезжаете в Сан-Франциско 18-20 мая, чтобы провести семинар в «Додзе на 11 улице». Вы делаете это на протяжении нескольких лет, и это почти уже стало традицией. Я помню, что Стэнли Пранин всегда приезжал на эти мероприятия, когда была возможность. Не могли бы вы рассказать немного об истории этого семинара и о том, что он значит лично для вас?

К.Т.: Ну, вы же знаете, что я очень много путешествую по миру и провожу семинары – в основном в Европе, но также и в Китае, и в Японии. Какое-то время назад я решил для себя, что в США преподавать не поеду, потому что там и так много отличных сэнсеев, таких как Чиба, Ямада, Саотоме и другие. Так что в моих приездах необходимости не было. А затем Джимми Фридман (ведущий инструктор «Додзе на 11 улице»), с которым я познакомился во Франции, пришел ко мне в додзе и пригласил меня к себе в Сан-Франциско дать несколько уроков и просто хорошо провести время. Все это стало возможно потому, что я хорошо знал Джимми и очень симпатизировал ему: он отличный парень, умный и с хорошим чувством юмора. И я сказал: «ОК, будет здорово провести несколько дней в твоем додзе». Вот так и начались эти мои семинары на 11 улице. Но, как вы знаете, это очень небольшое додзе.

Дж.Г.: Да, оно точно не вместит 1000 человек, как многие другие площадки, которые вы используете для своих семинаров.

К.Т.: Совершенно верно. И я подумал, что это хорошо: мне не хотелось тревожить других инструкторов в США, поэтому мы решили не слишком рекламировать это мероприятие. У меня не было задачи набирать «группу учеников Кристиана Тиссье». Это было камерное мероприятие для тех, кто интересовался тем, что я делаю.

Вот так мы и решили работать с Джимми. Это больше дань нашей дружбе, чем что-то еще. Сегодня, когда люди просят меня приехать к ним в додзе, я как правило отказываюсь: если ты съездил один раз, тебя обязательно зовут еще, а у меня просто не хватает на все времени.

Но я должен сказать, что люди, с которыми я познакомился в Сан-Франциско и которые приезжают ко мне уже 3-4-5 лет, мне очень нравятся. Это действительно интересный опыт. Ученики не всегда обладают высоким техническим уровнем, зато я вижу в них искреннюю заинтересованность. Обычно я показываю довольно базовые вещи. Но потихоньку я выстроил отношения с некоторыми из занимающхся.

Дж.Г.: Здорово. Похоже, что это действительно очень камерное и личное мероприятие, по сравнения со многими семинарами.

К.Т.: Да, так и есть.

Дж.Г.: А в этот раз на семинаре будет что-то особенное?

К.Т.: Ну, посмотрим… Я сейчас очень много работаю над ирими нагэ и сихо нагэ. Мне кажется, что понял там что-то новое; что-то, что оставалось в моей голове и моем теле на уровне ощущений после занятий с Ямагучи-сэнсеем, но что я ранее не мог сделать. Я долгие годы думал над этим. Сейчас это те техники, которые я исследую для себя.

Дж.Г.: Звучит очень интересно. Есть еще одна тема, о которой я хотел бы побеседовать с вами. Во время нашего предыдущего разговора вы упоминали, что айкидокам во всем мире очень важно иметь общий «технический язык». Насколько я понимаю, идея состоит в том, что разные школы и разные учителя могут обладать собственным стилем или даже специализацией, выходящей за рамки классической программы, но очень важно иметь общую базу, чтобы быть в состоянии вместе работать на татами.

Мне кажется, что должно быть еще кое-что общее – это культурные коды и правила поведения. Вне зависимости от стиля, есть какие-то вещи, касающиеся этикета, которым вы считаете важно следовать?

К.Т.: В айкидо есть определенный этикет и все знакомы с этими правилами. А кроме явных правил, мне кажется, людям нужно просто искреннее и уважительное отношение. Если в вас есть эти уважение и искренность, то у вас формируется правильный подход к айкидо: даже если вы знаете, что хороши, всегда есть кто-то, кто позволит вам развиваться дальше.

Вам надо научиться уважать людей и не судить их. Нельзя сказать «Мой стиль лучше, чем ваш» или что-то еще из репертуара обсуждений в интернете. По крайней мере, вы точно не услышите ничего такого от меня.

Ведь часть людей занимаются в небольших додзе, где есть всего пара черных поясов, 1 или 2 данов. У них нет доступа к тренерам мирового уровня. Ну и хорошо: они делают то, что делают, но они занимаются искренне. Всегда нужно с уважением относиться к другим людям, вне зависимости от их происхождения.

И уважать кого-то не означает поддерживать панибратские отношения. Уважать означает считать: «Я делаю что-то так, а они эдак; но у них наверняка есть на это свои причины. Если это не причиняет никому вреда, в этом нет проблемы». Вот все, чего я хочу.

Дж.Г.: Спасибо, сэнсей. Пожалуй, это все мои вопросы на сегодня. Есть ли что-то, что вы хотели бы добавить от себя?

К.Т.: Я рад, что у нас была возможность снова пообщаться и поделиться своими соображениями. И еще я хотел сказать вам большое спасибо за то, что продолжаете дело Стэнли Пранина в Aikido Journal. Он был действительно замечательным человеком, и я очень расстроился, услышав о его смерти. Так что спасибо вам за продолжение его проекта.

#Aikido #Aikikai #интервью #тиссье #мастераайкидо