«Я предпочитаю относиться к нему как к обычному человеку» - Йошимитсу Ямада об О’Сэнсее и о будущем айкидо

Оригинал интервью опубликован Aikido Journal в апреле 2019.

 

В 1955, в возрасте 18 лет, Йошимитсу Ямада был принят в Хомбу Додзе в качестве учи деши. Он изучал айкидо непосредственно у О’Сэнсея, а также у других легендарных мастеров, таких как Киссомару Уэсиба, Коичи Тохей, Кисабуро Осава и других. В 1964 Ямада, ныне 8 дан и шихан, приехал в Соединенные Штаты, где на протяжении всех этих лет был одним из наиболее важных и влиятельных тренеров, а также посланников искусства айкидо в США и во всем мире. Сегодня Ямада является ведущим инструктором Нью Йорк Айкикай и главным инструктором и техническим директором Федерации Айкидо США, крупнейшей организации айкидо на территории Соединенных Штатов. В марте 2019 Ямада-сэнсей пообщался с Джошем Голдом, чтобы поделиться своими мыслями с сообществом Aikido Journal.

 

Джош Голд: Я благодарен вам за эту возможность пообщаться, сэнсей.

 

Йошимитсу Ямада: Ну что вы, мне очень приятно, Джош.

 

Дж.Г.: Прежде всего, я хотел бы расспросить вас о Морихее Уэсибе. В мире осталось не так много людей, который обучались айкидо непосредственно у Основателя. Каково это было быть его уке?

 

Й.Я.: Ну, прежде всего, в мире в принципе было не очень много людей, которые удостоились чести быть его уке. И даже я выступал в этой роли крайне редко. Но когда вы… знаете, я не люблю слово «атаковать»… когда вы пытались схватить его или еще что-то, это ощущалось так, как будто вы хватаетесь за воздух или за дым. Его просто там уже не было, а потом вы обнаруживали себя на полу без малейшего понимания того, что же произошло. Это очень сложно описать. Его движения были очень естественными, но совершенно неуловимыми.

 

Дж.Г.: Интересное описание. Я слышал, что Уэсиба был физически очень крепким, буквально как танк. Мне кажется, он весил около 77кг при росте чуть более полутора метров.

 

Й.Я.: Да, мне тоже это говорили. Да вы и сами можете это увидеть, если посмотрите на его фотографии, сделанные в молодые годы. Он был очень мускулистым. Но в те времена, когда я знал его лично, я был 20-летним юнцом, поэтому для меня он выглядел как обычный старикан, даже при том, что он был моложе, чем я сейчас (смеется). Обычно он был очень спокойным и расслабленным, хотя время от времени мог сильно вспылить.

 

Дж.Г.: И как это выражалось?

 

Й.Я.: Мой дядя, Тадаши Абе, и другие частенько обсуждали его, и часть их рассказов была действительно пугающей. Но большую часть времени, когда я мог наблюдать О’Сэнсея лично, он был просто приятным пожилым человеком с очень хорошим чувством юмора. И все же иногда он давал волю своему характеру. Должен признать, это было действительно экстремально и пугающе.

 

Он был очень добрым человеком, умел сопереживать – вероятно, поэтому его и уважали. Но иногда он просто выходил из себя. И, наверное, это нормально. В такие моменты я четко понимал, что передо мной обычный человек, такой же, как и мы все. Мне не нравится, когда из О’Сэнсея пытаются сделать какое-то божество или святого. Я предпочитаю думать о нем как об обычном человеке. О человеке, который иногда злится, иногда грустит, а иногда улыбается. Я совершенно не хочу обожествлять его.

 

Дж.Г.: Мне кажется, это отличная точка зрения. Действительно, некоторые люди пытаются возвести Основателя в ранг божества, и, на мой взгляд, это создает нездоровые культурные течения внутри сообщества айкидо. Также я считаю, что это психологически ограничивает людей: они начинают думать, что никто и никогда не сможет достичь его уровня мастерства или осознанности; что наша судьба – быть бледными копиями или ничтожным подражателями О’Сэнсея.

 

Й.Я.: Согласен. Я не О’Сэнсей, но я не хотел бы, чтобы кто-то думал обо мне как о божестве или каком-то особенном человеке. Да бросьте вы! Я обычный человек. Я сержусь, я плачу, я совершаю ошибки. И у меня есть недостатки, так же, как и у остальных, включая Морихея Уэсибу.

 

Дж.Г.: Давайте чуть сменим тему и поговорим о вашей роли в выстраивании айки-сообщества в США. Когда вы приехали сюда, тут почти не было айкидо, верно?

 

Й.Я.: Все верно. Это было 55 лет назад. Айкидо было только на Гавайях, ну и еще немного на Западном побережье. На востоке страны про него вообще ничего не знали.

 

Дж.Г.: С годами вам удалось воспитать лояльных последователей и собрать большую организацию. Самую большую в США. Как у вас это получилось? Как вы добивались роста осведомленности и вовлеченности людей?

 

Й.Я.: Ну, в этом не только моя заслуга. Очень многое, в частности, сделал Коичи Тохей. Вне зависимости от того, что произошло между нами, он ведь был моим учителем, а я его учеником. Мы многим ему обязаны! В те времена не было интернета, никаких видео, ничего… И одним из основных способов, как люди знакомились с айкидо, были книги Тохея. А кроме того, он был очень харизматичным, очень сильным физически и очень сильной личностью. Конечно, как и у остальных, у него были недостатки, но мы не должны недооценивать его огромный вклад в развитие и распространение айкидо.

 

Дж.Г.: Я согласен с вами, сэнсей, но ведь и вы внесли немалый вклад…

 

Й.Я.: Ну, не знаю… Мне кажется, я просто оказался в нужном месте в нужное время. В те времена все японские боевые искусства переживали значительный рост популярности. Например, очень многим мы обязаны каратэ. Знаете, мы тогда выезжали на волне их популярности.

 

Дж.Г.: Как это?

 

Й.Я.: В то время каратэ набирало популярность, и они проводили турниры почти каждый месяц. И каждый раз организаторы этих мероприятий спрашивали у меня, не хочу ли я приехать с показательными выступлениями. Люди приезжали на соревнования по каратэ, но какими бы они ни были фанатами этого вида боевых искусств, смотреть два часа на одно и тоже – довольно утомительно. Тогда в перерыве выходил я и устраивал демонстрацию айкидо. Всего 10 минут. Но я показывал нечто, что выглядело совсем иначе – люди были в удивлении. А я просто исчезал и оставлял их размышлять «что это было?». Рано или поздно люди начинали нас искать.

 

В те времена это было отличным способом подогреть интерес. Я давал им возможность осмыслить, чем мы занимаемся, и самостоятельно решить задачку, как нас найти. Я никогда ничего не объяснял в ходе таких выступлений. Я просто показывал наиболее эффективные и зрелищные техники, пользуясь собранной каратэками аудиторией. По-своему, это было здорово!

 

Дж.Г.: Да уж, похоже это был очень неглупый способ посеять зерна в благодатную почву…

 

Й.Я.: Да. Чем-то я личностно привлекал людей из каратэ, и они с удовольствием давали мне эту возможность. Но это, конечно, не было специально разработанной стратегией. Да и вообще по началу все было довольно тяжело. Куда бы я ни поехал, у людей не было денег. Я передвигался по стране на автобусах Greyhound. Я ездил во Флориду и в другие места, но времена были очень непростые. Не было денег. Вот так. Айки-сообщество было очень небольшим, и никто не горел желанием дорого платить за семинары или за обучение. Но с чего-то надо было начинать…

 

Дж.Г.: А в то время люди, которые приходили в айкидо, уже имели какой-то опыт в боевых искусствах?

 

Й.Я.: Да, конечно. Много людей приходило из каратэ или из дзюдо. И это было прекрасно. Из всех, мне кажется, айкидо лучше всего ложилось на образ мыслей тех, кто занимался дзюдо, но я был рад и людям с другим опытом.

 

Дж.Г.: А кстати, что вы думаете о том, нужно ли инструкторам айкидо тренироваться в других видах единоборств? Хорошая это идея или не очень? Ну, например, выучить основные концепции и техники дзюдо, бокса или других боевых искусств? А также общаться с инструкторами других направлений и собирать их мнение о том, как работает айкидо?

 

Й.Я.: Мне кажется, это зависит от конкретного человека. Все, что помогает вам развиваться и узнавать новое, хорошо. В частности, я часто учусь у своих учеников. Важно всегда оставаться скромным и подходить к новому с открытым разумом. Важно найти свой собственный путь развития.

 

Дж.Г.: В прошлом году я довольно плотно общался с сэнсеем Брюсом Букманом, и он делился своими превосходными впечатлениями от вас лично и от Нью Йорк Айкикай. Он с большим уважением относится к вашей способности объединить столько людей с таким разным опытом в рамках одного додзе. Разные культуры, разный опыт, разные подходы к технике…

 

Й.Я.: Ах, Брюс! Он начал учиться, когда был еще ребенком. Что же касается разных людей и разных подходов – я не придаю этому такого значения. Я бы не хотел раскладывать людей на категории. Я уважаю индивидуальность. До тех пор, пока у нас есть общая база, каждый волен по-своему выражать себя в айкидо и практиковаться комфортным ему образом. До тех пор, пока вы сохраняете общую базу, вы можете быть разными в деталях. Вы даже должны быть разными! Я уважаю, а иногда просто требую индивидуальность. Я бы очень не хотел, чтобы люди походили на меня или старались стать моей копией. Ни за что!

 

Дж.Г.: Однажды я наблюдал за тем, как Дэн Иносанто ведет тренировку в своей академии, и он говорил о чем-то очень близком. Он попросил двух своих учеников выйти и продемонстрировать технику. Один из них был довольно крупным мужчиной, а другой ученицей оказалась хрупкая девушка. Одна и та же техника в их исполнении выглядела очень по-разному. Сэнсей Дэн особо отметил это, он сказал: «Они никогда не будут носить одну и ту же одежду, так почему они должны делать технику одним и тем же образом?»

 

Й.Я.: Совершенно верно.

 

Дж.Г.: Вы занимаетесь айкидо уже очень много лет. Что бы вы отметили в своей карьере как особые достижения или провалы?

 

Й.Я.: Да уж, пожалуй, я занимаюсь айкидо слишком долго. Люди не дают мне уйти на покой (смеется). Что же касается достижений и провалов, это немного щекотливый вопрос…

 

Я очень счастлив, что айкидо так быстро набрало популярность. Но с другой стороны, я вижу в этом и оборотную сторону: слишком много людей сейчас преподают айкидо, в том числе те, кому, возможно, не следовало бы. От «старейшин» айки-сообщества я слышал оценку, что 60-80% тех, кто сейчас тренирует, не должны были бы этим заниматься. И, наверное, я соглашусь.

 

Все хорошие вещи в айкидо имеют оборотную сторону. Поэтому мы сейчас и находимся в столь сложном положении. Из-за того, что айкидо настолько открыто для всех, любой может интерпретировать его на собственный манер; и при наличии желания вы можете начать преподавать практически без какого-либо контроля качества. В итоге мы получили слишком большое количество тренеров слишком быстро, и это не могло не отразиться на качестве того, что мы делаем в рамках айки-сообщества. В айкидо нет соревнований, поэтому со стороны довольно сложно оценить уровень мастерства или техническое совершенство того или иного подхода. Это одна проблема.

 

Дж.Г.: Да, я часто думаю о том, что отсутствие соревнований в айкидо – это прекрасно, но оно же создает и определенные проблемы.

 

Й.Я.: Так и есть. Это отличная практика, но она же создает проблемы. Некомпетентные тренеры пользуются этим и сохраняют группы, а это негативно влияет на искусство в целом. В других дисциплинах соревнования помогают выявлять, и кто сильнее технически, и кто лучший тренер и лучше умеет готовить учеников. Но в айкидо все по-другому. Нам такой инструмент недоступен. Люди просто говорят: «Ну, у меня другое айкидо!» - и нет никакого способа измерить их компетенции в техническом плане или в роли инструктора.

 

Дж.Г.: А система степеней, на ваш взгляд, не является эффективным способом измерить уровень мастерства в технике или преподавании?

 

Й.Я.: О, а это еще одна большая тема – система рангов в айкидо. Я не верю в нее! И О’Сэнсей не верил. У него никогда не было системы. Я считаю, что тот факт, что вы получили черный пояс, уже достаточен. А вся эта нумерация – лишняя. Может быть, вместо данов можно было бы использовать титулы – вроде Ханши, Киоши и т.п.

 

Мне не нравится система нумерации. Полученная степень редко отражает уровень мастерства. А кроме того, ведь в айкидо не должно быть соревнований. Но послушайте! Все эти даны придают процессу еще какой соревновательный элемент!

 

По коммерческим причинам наличие черного пояса важно. Но как только вы достигли этого уровня – все, этого достаточно. Это мое личное мнение, но я уверен: многие его разделяют. Хотя сама по себе тема довольно щекотливая, поэтому немногие о ней говорят.

 

Дж.Г.: А что вы думаете о будущем айкидо?

 

Й.Я.: Многие спрашивают меня об этом, и я вынужден отвечать: «Извините, но, к сожалению, я довольно пессимистичен в отношении будущего сегодня». Текущее положение вещей никак не способствует оптимизму.

 

Дж.Г.: Ценю вашу честность. Мне кажется, очень важно вести открытый диалог, если мы хотим изменить ситуацию к лучшему, сменить траекторию.

 

Й.Я.: Я слышал, что число занимающихся айкидо стало снижаться, это верно?

 

Дж.Г.: Мы собрали довольно серьезные объем данных и можем подтвердить, что интерес к айкидо за последнее время упал довольно существенно и число «новобранцев» заметно сократилось. Возможно, на большинство додзе это пока не оказывает серьезного влияния, т.к. пока на занятия приходит «старая гвардия», но новых учеников становится все меньше, поэтому идет естественное старение и сокращение групп. А вот когда текущее поколение опытных айкидок покинет залы, мы можем оказаться в ситуации вакуума. Я не думаю, что есть повод для паники: едва ли небо упадет на землю прямо завтра. Но нам нужно задуматься о смене стратегии, если мы хотим сохранить айкидо для следующего поколения.

 

Й.Я.: Хорошо, что вы собираете эти данные, потому что, мне кажется, больше никто этого не делает. Я не знаю, хорошо это или плохо, что занимающихся айкидо становится меньше. Но я точно знаю, что с каждым днем остается все меньше тех, кто учился непосредственно у Основателя. Поэтому я надеюсь, что вы воспользуетесь шансом получить от нас максимум информации, прежде чем нас не станет совсем.

 

 

Дж.Г.: Какие у вас есть идеи относительно того, как нам следует развивать айкидо в будущем?

 

Й.Я.: Я, разумеется, думал об этом. Но у меня нет решения. Я строил айки-сообщество в этой стране на протяжении 55 лет. Может быть, теперь пришла ваша очередь разобраться с этим.

 

Дж.Г.: Я оптимист и скажу, что среди нас есть немало людей, готовых принять этот вызов. Людей, которые пока еще имеют доступ к великим учителям, таким, как вы, и которые обладают желанием, идеями и навыками, чтобы что-то изменить. Но давайте возьмем более легкую тему… Поделитесь с нами какой-нибудь забавной историей из жизни?

 

Й.Я.: Однажды мне приснился О’Сэнсей. И я спросил у него: «Сэнсей, почему ты забираешь всех моих друзей к себе на небо?» И он ответил, что очень занят преподаванием айкидо там, на небесах, и что ему нужна помощь, поэтому он призвал к себе моих коллег. И я спросил его: «А как же я? Почему ты оставил меня тут, на земле?» Тогда он ответил: «Ну, нет. Ты еще не закончил свою миссию там. Поэтому продолжай!»

 

Дж.Г.: Спасибо, что поделились, сэнсей. Ваша история действительно заставила меня улыбнуться. Скажете что-нибудь напоследок нашим читателям?

 

 

Й.Я.: Всем, кто занимается айкидо, я хочу сказать, что это уникальное боевое искусства, и я надеюсь, что вы получаете удовольствие от своей практики. Но мои главные слова обращены к инструкторам. Им я очень строго скажу: не время почивать на лаврах! У вас впереди еще длинный путь. Айкидо – это бесконечный процесс обучения и совершенствования, пока сама смерть не прервет вас. Пожалуйста, продолжайте самосовершенствование, не для себя – а для ваших учеников и для искусства айкидо. Это ваша персональная ответственность! Относитесь к ней серьезно.

 

Aikido Journal выражает благодарность Гленну Бруксу, руководителю Aikido Scottsdale, за возможность организовать это интервью в ходе мартовского семинара (2019) с Йошимитсу Ямадой и Скипом Чапманом.

Поделиться
Поделиться
Поделиться
Нравится
Please reload

Избранные посты

Айкидо для детей: 9 аргументов "за"

09.08.2018

1/5
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив