Брюс Букман: об айкидо и самообороне

Джош Голд из Aikido Journal записал подкаст с одним из известных инструкторов айкидо в США Брюсом Букманом. Брюс известен как человек, серьезно занимающийся вопросами самообороны и прикладной ценности айкидо. В этом интервью он делится некоторыми своими представлениями. Ниже приведем перевод беседы. 

 

Джош Голд, Aikido Journal: Добро пожаловать на подкаст Aikido Journal. Меня зовут Джош Голд, и я хотел бы представить вам нашего сегодняшнего гостя – сэнсея Брюса Букмана. Брюс 48 лет занимается айкидо и около 25 лет бразильским джиу-джитсу, являясь обладателем черного пояса, также за его плечами несколько лет занятий боксом. Он обучался у нескольких известных учеников О’Сэнсея. И кроме того, создал и развивает одно из самых успешных додзе в мире – в городе Сиэтл, штат Вашингтон. Сегодня мы хотели бы поговорить с Брюсом немного о его занятиях айкидо, а также услышать его мысли о самообороне. Еще мы коснемся недавнего семинара для инструкторов айкидо, который Брюс провел в рамках нашей Академии Aikido Journal, и подготовленного нами видеокурса, который выйдет совсем скоро. Итак, Брюс, добро пожаловать на подкаст!

 

Брюс Букман: Большое спасибо, Джош. Для начала я бы хотел поблагодарить вас, во-первых, за приглашение на этот подкаст, а во-вторых, за всю ту великолепную работу, что вы делаете, развивая Aikido Journal и продолжая работу сэнсея Стэнли Пранина. Вы оказываете этим огромную услугу айки-сообществу, объединяя нас вокруг этой прекрасной площадки. Я очень ценю вашу работу!

 

Дж.Г.: Большое спасибо. Для меня это много значит. Мы действительно ведем большую работу и делаем много ошибок, но мы учимся по мере развития. И я очень доволен теми проектами, которые мы запустили в последнее время, в т.ч. совместными с вами.

 

Б.Б.: Замечательно!

 

Дж.Г.: Давайте начнем и поговорим немножко о вашем айкидо. За последнее время мы опубликовали в Aikido Journal несколько ваших интервью, в которых вы рассказываете о своем опыте и технической базе в айкидо. Но, может быть, вы все же в двух словах расскажете слушателям о том, кто оказал наибольшее влияние на вашу технику в начале вашего пути в айкидо? Начиная с ваших занятий у Ямада-сэнсея в Нью-Йоркской федерации айкидо. И каковы были ваши впечатления от тренировок с Чиба-сэнсеем.

 

Б.Б.: Конечно. Когда я впервые перешагнул порог Нью-Йоркской федерации, мне было 12 лет. Детской программы у них не было. Там я увидел Ямада-сэнсея. Он произвел на меня впечатление очень доброго человека, я сразу же почувствовал себя принятым в этом сообществе. Я наблюдал за тренировкой: один из старших поясов делал маэ укеми – захватывающее зрелище! А потом Ямада-сэнсей сам стал делать маэ укеми, объясняя что-то ученикам, и это было настолько плавно и красиво. Я решил, что просто обязан начать тренировки. Поэтому я приобрел форму для занятий и в следующий раз пришел с мамой и остался заниматься. Обстановка была очень располагающая. Мне кажется, Ямада-сэнсей обладает уникальным даром делать что-то настолько абстрактное и сложное, как айкидо, доступным практически каждому. И еще делать так, что тебе сразу становится комфортно. Это настоящий талант - создавать атмосферу, в которой люди могут легко прийти, расслабиться и чему-то научиться; могут быть сами собой. Это просто уникально, когда настоящий Мастер обладает также пониманием человеческой психологии и может сделать шаг в сторону и дать людям возможность развиваться, становясь по-настоящему собой!

 

Дж.Г.: Позволю себе чуть отвлечься. Пару недель назад я тренировался с Дэном Иносанто в Лос-Анджелесе. И он задал нам с Матсуко-сэнсеем вопрос об айкидо. Вы, возможно, знаете: у него огромная библиотека. Так вот он побежал в свой кабинет и вернулся с книгой в твердом зеленом переплете, открыл ее и начал расспрашивать меня по поводу одной из техник. Автором книги был Ямада-сэнсей. А вот уке я узнал не сразу. Но это оказались вы! С длинными волосами и еще очень молодой. Помните, как делали эти кадры?

 

Б.Б.: Да… И, оглядываясь назад, мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь настоял тогда, чтобы я постригся! Правда. Но девушкам нравятся такие волосы. Поэтому я и носил тогда такую прическу. И я действительно был очень молод: лет 19-20. Сейчас мне бы хотелось, чтобы тогда я больше соответствовал образу учи-деши. Для меня было большой честью участвовать в создании книги Ямада-сэнсея. Я помню, как проходила съемка. И еще помню свои ощущения от техник Ямады и то, как он умел организовать программу таким образом, чтобы все могли с пользой участвовать.

 

Дж.Г.: А с Чиба-сэнсеем вы ведь тоже познакомились в Нью-Йоркской федерации? Верно?

 

Б.Б.: Да, верно. Помню, как однажды днем… Знаете, в 14-15 лет, т.е. в начале старшей школы, я часто прогуливал уроки. А додзе располагалось всего в одном квартале от школы. Поэтому, когда днем у нас были уроки математики, я просто сбегал на тренировку. И в один из таких дней я оказался на занятии у 32-летнего Чиба-сэнсея. Я помню, как он вошел в додзе и как будто просканировал взглядом аудиторию. Потрясающее умение присутствовать в моменте. А аудитория была очень неоднородная: были люди, полностью посвящавшие себя искусству айкидо, и те, кто больше интересовался самообороной; были ребята, у которых был сменный график или ночные смены, и они только иногда оказывались на дневных тренировках. Вот такая «пестрая» группа людей – и перед ними Чиба-сэнсей с его фирменным стилем в айкидо, очень мощным и четким. В нем было что-то, что делало его, с одной стороны, очень доступным, а с другой – невероятно пугающим. Его движения были очень плавными и сильными, у него была великолепная техника! Он был настоящим виртуозом! Я был впечатлен и буквально влюбился в его работу. Мне нужно было научиться тому же.

 

Дж.Г.: Совершенно понятно, что на протяжении нескольких лет Чиба-сэнсей и Ямада-сэнсей оказывали огромное влияние на вашу технику. А какие-то еще инструкторы или, может быть, события вдохновляли вас? Повлияли на то, как вы развивались в боевых искусствах?

 

Б.Б.: Я занимался у Киссомару Уэсибы в Хомбу Додзе, и это помогло мне сформировать сбалансированный подход к самим тренировкам. Мне очень нравилось заниматься у него. Половина времени была посвящена техникам в сувари-вадза, а вторая половина – тачи-вадза. Он очень много внимания уделял базе: икке, нике, санке, енке, гоке и нескольким другим базовым техникам. Но время от времени давал что-то по-настоящему сложное. Занятия были всегда очень сбалансированными. К нему всегда приходило много талантливых учи-деши Хомбу Додзе, с ними всегда было очень продуктивно заниматься. Среди учеников был и Моритеру Уэсиба, в то время еще вака-сэнсей, и можно было позаниматься с ним в паре. Обстановка всегда была очень оживленной, и мне это нравилось.

 

Мне также доставляло удовольствие наблюдать за работой молодого Шибата-сэнсея. К тому моменту он как раз только закончил программу учи-деши. У него были очень чистые мощные техники. Если бы вы попытались представить идеального учи-деши для великого мастера, Шибата-сэнсей очень подходил на эту роль. Мне кажется, я застал его самые первые уроки в роли инструктора в Хомбу Додзе.

 

Чиба-сэнсей всегда настаивал, чтобы мы много ездили – особенно находясь в Японии – и посещали тренировки поздних учеников О’Сэнсея. Одно из додзе, в которое он нас отправил, было додзе Ширата-сэнсея в префектуре Ямагата. Меня очень впечатлили выходные, проведенные там, и сам Ширата-сэнсей. Конечно же, за его технику и увлеченность айкидо, но также и за то, каким теплым и настоящим человеком он был. Про таких, как он, всегда думаешь: он стал таким замечательным человеком благодаря тому, что занимался айкидо, или он просто замечательный человек, который к тому же еще и айкидока? Но он был очень теплым и искренним и как будто бы воплощал в себе сам дух айкидо. Мне довелось попутешествовать по разным додзе, и обычно везде есть конкуренция, обязательно четко выстроенная иерархия… Ничего такого не было в додзе Ширата-сэнсея. Все были очень дружелюбны. Мы очень интенсивно занимались, это действительно было испытанием, но атмосфера всегда оставалась исключительно позитивной и это чувствовалось сразу же, как только вы переступали порог додзе: вы как будто находились среди родственных душ, легко принимающих вас, и готовых с вами тренироваться.

 

Также я был в Иваме в группе Саито-сэнсея. Тренировался там с известными мастерами, такими как Инаваки-сэнсей и другие. Саито очень техничен, он отлично организует программу и преподносит свой подход к работе с мечом и дзе, уделяет много внимания ма-ай, или дистанции. Это очень интересно. Хотя такого дружелюбия, как в додзе Ширата-сэнсея, там нет. Вероятно, вследствие давней вражды с Хомбу Додзе. Ну, может быть дружеского противостояния, конечно. Но вот эта конкуренция всегда там чувствуется по отношению к посетителям. И практика получается довольно жесткой. Но на протяжении выходных, которые я провел там, я выяснил, что постепенно это отношение смягчается, стоит только познакомиться с учениками поближе. И хотя я не скажу, что атмосфера была дружеской, но я точно многому научился там.

 

 

Дж.Г.: Вот это да! У вас обширный опыт и довольно много людей, повлиявших на вашу технику, когда вы были в Японии…

 

Б.Б.: А еще я помню, я видел там Пэт Хэндрикс, которая только начинала заниматься в то время. Вот она всегда отличалась дружелюбием, вниманием и стремлением исследовать разные техники. Встреча с ней была для меня определенно положительной.

 

Дж.Г.: О да, она – замечательный человек! Мы организуем семинар с ней в конце июля тут, в Ирвине.

 

Б.Б.: Я уверен, это будет интереснейшее мероприятие. Она обладает техникой мирового класса и является, пожалуй, лучшим представителем стиля Ивама тут у нас.

 

Дж.Г.: Да, я очень жду этого события.

 

В дополнение ко всем вашим занятиям айкидо, я знаю, что вы также много тренировались, изучая джиу-джитсу, а также ставили ударную технику.

 

Б.Б.: Да, я всегда занимался также и другими дисциплинами. Пару лет таэквондо, немного бокса. Кстати к боксу я постоянно возвращаюсь. В боксе очень простая техника, там нет ката, которые нужно изучать, нет ничего вычурного. Там всего четыре базовые атаки: левый джеб, правый кросс, левый хук и апперкот. Люди считают это простой наукой, но там есть свои тонкости, которые, как мне кажется, связывают эту дисциплину с айкидо. Вы развиваете свою чувствительность, чтобы вовремя уворачиваться от ударов и уходить с линии атаки. Поскольку техники там очень простые, бокс позволяет вам стать действительно экспертом в этих немногих вопросах. Мне нравится такой подход. Поэтому я люблю бокс. Я нанял тренера, с которым прозанимался пару лет, когда открыл свою школу в Сиэтле и ходил там в спортзал.

 

Также мне очень помогла практика с Важем Гранелли (прим.переводчика: специалист по кикбоксингу Важра Гранелли), который занимался в додзе у Джимми Фридмана. Мы втроем тогда записали DVD под названием «Айкидо вне шаблонов» (Aikido Outside the Box). Это стало нашей первой попыткой выстроить мост между крепостью айкидо и целым городом практического применения боевых искусств. Я очень благодарен этим ребятам за то, что они работали со мной, и определенно много для себя вынес из этого опыта.

 

А дальше я перешел к бразильском джиу-джитсу, которым занимаюсь систематически и с удовольствием уже почти 25 лет.

 

Дж.Г.: Когда я смотрю со стороны, как вы демонстрируете техники айкидо, это всегда очень интересно. Когда вы преподаете традиционное айкидо, то техника всегда очень чистая, классическая – все выглядит так, как будто мастер айкидо ведет занятия по традиционному искусству. Но когда вы переходите в режим работы от свободных атак, занимаетесь с кем-то, кто бьет боксерские удары, или просто находитесь в несколько ином окружении, то, как вы двигаетесь, - это просто захватывающее зрелище. Потому что пока ваш оппонент «танцует» вокруг вас, пробует наносить удары, вы выглядите как боксер и двигаетесь как боксер. Но когда вы сокращаете дистанцию и находитесь непосредственно рядом со своим оппонентом, вы как бы выпрямляетесь и принимаете классическую красивую стойку айкидоки – и выполняете классические техники айкидо. А когда ваш противник падает на землю, если вдруг он не делает традиционную страховку, вы набрасываетесь на него как боец джиу-джитсу. Затем вы возвращаете ситуацию под свой контроль и возвращаетесь к традиционным техникам айкидо, завершая работу удержанием. За вами действительно очень интересно наблюдать, потому что вы очень плавно переключаетесь между этими ролями, выбирая нужный «режим» в зависимости от дистанции и от ситуации. Я ни у кого раньше такого не видел…

 

Б.Б.: Спасибо, я ценю ваше мнение. Для меня это очень естественно: когда атака меняется, вы не можете продолжать делать ту же технику. Если меняется стиль атаки, вам тоже нужно меняться. Когда британская армия воевала с жителями колоний, они вели себя как вышколенная регулярная армия, а колонисты прятались на деревьях и вели себя прочим неподобающим образом. Но это было эффективно! Поэтому мне кажется очень важно уметь меняться в ответ на внешние обстоятельства, а не зацикливаться на определенных техниках, отвечая на свободную атаку нападающего. Чиба-сэнсей говорил, что, если вы хотите научиться расширять свое присутствие, вам необходимо научиться сжиматься. А ваше умение сокращаться – это производное от умения расширяться. Это противоположные края спектра. Иногда вам приходится принимать защитную позу, пока вы находитесь в зоне непосредственной опасности, а потом расправлять плечи, как только вы заняли нужную вам позицию. Это похоже на смену времен года. Это навык, который необходим всем занимающимся. Я уверен, что все, кто тренировался у О’Сэнсея, да и сам О’Сэнсей имели за плечами опыт джиу-джитсу; все это было когда-то джиу-джитсу. У них был боевой опыт, они знали, как вести себя в поединке, и, мне кажется, вся идея с красивой прямой стойкой была в большей степени связана с культурой. Но я уверен, что все они умели при необходимости сжиматься и становиться как бы меньше, а затем расправлять плечи и становиться больше, когда приходило время. Иногда ведь нужно просто исчезнуть. А в другие моменты наоборот – заполнить собой пространство.

 

Дж.Г.: И в дополнение к вашим занятиям айкидо, джиу-джитсу и ударными техниками, я знаю, вы поддерживаете тесные отношения с сэнсеем Эллисом Амдуром, который живет неподалеку и обладает обширным опытом в корю, а также занимался айкидо. Знаю, что вы сотрудничали в области работы с оружием. Верно?

 

Б.Б.: Да, абсолютно точно. Мы начали работать вместе лет 6 или 7 назад. Первоначально я обратился к нему, потому что хотел у него учиться. Он изучал классические Араки-Рю и Буко-Рю и является главным представителем этих боевых искусств у нас. Я хотел поработать с ним, чтобы усовершенствовать мое чувство дистанции при работе с оружием, а также отдельные детали того, как держать меч или дзе; отточить мое понимание работы с оружием как таковой.

 

У меня есть опыт работы с оружием с Чиба-сэнсеем и Мицузуки-сэнсеем с его йайдо, но у меня было чувство, что какие-то вещи для меня не ложатся правильно и нужно их поменять. Однако я не хотел менять технику просто для того, чтобы сделать ее более красивой, более эстетически привлекательной, и превратить ее в ката. Я хотел внести изменения, которые позволили бы мне развиваться и при этом продолжать следовать классическим принципам японской работы с оружием.

 

Элис и я заключили соглашение. Он интересовался бразильским джиу-джитсу. Так что мы договорились, что я буду заниматься с ним джиу-джитсу, а он тренировать меня в его направлении Араки-Рю. Я в основном интересовался именно Араки-Рю, потому что это действительно всеобъемлющая школа и не зацикленная на ката. Там есть свои ката, но главной идеей остается спонтанность. Вы не найдете этого, по крайней мере я не нашел, в классическом обучении кобудо. Так что я стал заниматься Араки-Рю, а он – бразильским джиу-джитсу. Со временем наше сотрудничество развивалось и дошло до стадии, когда это стало взаимодействием между классическим оружием в айкидо и той работой, которую делал Эллис. А Эллис очень хорошо знаком с айкидо. Поэтому в итоге у нас родилось несколько коротких ката с дзе. Всего пять штук, если быть точным. Но из них можно было образовать бесконечный цикл. После нескольких раундов мы спонтанно менялись ролями и продолжали тренировку. Да и во время отработки ката мы могли на ходу вносить какие-то изменения и двигаться иначе, чем было задумано, чтобы не застревать на предопределенных движениях. Т.е. мы заранее подразумевали, что на любом шаге партнер может сделать что-то по-другому. Это определенный настрой, когда вы понимаете, что ваш оппонент может сделать что-то по-своему, но вы справитесь и отреагируете так или иначе.

 

Это было целое исследование на тему того, как работать с давлением. Сама природа Араки-Рю наиболее близка к грэпплингу с оружием. Вы сокращаете дистанцию и оказываете давление. В этом нет эстетики. Мы всегда смеялись с Эллисом, потому что я неизменно говорил: это отличное искусство, но его надо бы сделать красивее. Для меня оно недостаточно эстетично. Над этим мы тоже работали. Я люблю айкидо в том числе и за то, что это красивое искусство. Это нельзя потерять. Возможно, это какое-то женское начало в айкидо… не знаю. В любом случае мы, конечно, шутили об этом, но те изменения, которые мне хотелось внести в работу с оружием не могли быть основаны только на эстетике или на том, что нравится лично мне.

 

Эллис помог мне восполнить пробелы в классической тренировке. Он показал мне нечто, что обычно не преподается в айкидо. Это было очень полезно! Например, йайдо – это искусство, похожее на медитацию в движении, очень красивое и очень медитативное. А Араки-Рю… ну, это как будто вы поскользнулись в грязи и оба упали на землю – и что вы можете теперь сделать из этой позиции? У них даже «ки-ай» больше похоже на какое-то шипение (показывает). Как будто на вас нападает какой-то сумасшедший. Но узнать, что стоит за таким криком – очень интересно. Оказывается, это очень практично и продиктовано самой сутью взаимодействия между людьми. Я очень ценю, что Эллис объяснил это мне и привнес этот элемент в наше сотрудничество. Мы также успели поработать над ката с бокеном. Так что кто знает, как дальше будет развиваться наше взаимодействие…

 

Дж.Г.: У меня есть для вас один комментарий на эту тему и один короткий вопрос.

 

Эллис как-то делился со мной, что работа с вами над этими ката и вообще ваша совместная работа с оружием были лучшими моментами в его жизни в качестве инструктора по боевым искусствам. Так что я знаю, что он тоже очень ценит ваше сотрудничество и многое взял для себя из него.

 

Б.Б.: Для меня большая честь работать с ним. И очень приятно знать, что этот опыт стал обогащающим для нас обоих.

 

Дж.Г.: И небольшой вопрос… Эллис же очень высокий! Какой у него рост? Сантиметров 180 с чем-то?

 

Б.Б.: Должно быть по крайней мере 190, может быть, больше.

 

Дж.Г.: Ну и каково это – заниматься джиу-джитсу или вообще бороться с кем-то настолько большим?

 

Б.Б.: Да, он очень большой. И еще у него… знаете как говорят: руки из камня. Это точно про него! Я несколько раз обращал внимание… Он очень акцентирован на внутренней работе. Он один из тех людей, у которых всегда внутри идет работа, даже если вы просто смотрите видеозаписи О’Сэнсея. Он как бы создает энергию внутри своего тела. И когда он наносит удар оружием, или рукой, или даже просто раскрытой ладонью, вы чувствуете, как сотрясает все ваше тело. У него есть эта концентрация. И еще, когда вы работаете с ним, вы чувствуете, как шестеренки постоянно находятся в движении – и он удивляет вас своими решениями. Даже если вы проводите легкий спарринг, он все равно смотрит на вещи так, как вы этого совершенно не ожидаете. И это действительно дает ему преимущество. И уже потом вы начинаете обращать внимание на габариты. Я считаю, что дело все же не в росте, а в уровне квалификации, в опыте. Когда он хватает вас, вы сразу ощущаете, что имеете дело с человеком, который точно знает, что делает. Знаете, когда мы работаем с бокенами или дзе и вдруг возникает секундная пауза, я всегда думаю: мне лучше сейчас чем-то ее заполнить, иначе это сделает он! Это всегда очень интенсивное взаимодействие, но мне очень нравится работать с ним. И я использую каждую возможность потренироваться вместе.

 

Дж.Г.: Я также надеялся, что, возможно, вы поделитесь с аудиторией историей, которую рассказывали мне после вашего январского интенсива в Сиэтле, который я посетил. Тогда на вечеринке после тренировки вы говорили о том, как Чиба-сэнсей решил отвести вас к своему мастеру по оружию.

 

Б.Б.: Да… (смеется) Чиба-сэнсей всегда с некоторым презрением и иронией относился к моему происхождению и считал, что я оставался слишком уж нью-йоркцем, даже когда жил в Японии. Дело было в период новогодних праздников, на неделе после Нового года, когда все отдыхают. Я отправился к Чибе, прихватив с собой бутылку Remy Martin, которую выбрал для него в Америке. У него была очень традиционная японская квартира, так что я сел на татами. Мы вместе стали пить принесенный мной коньяк, и я очень старался все это время сидеть, как и положено, в сэйдза. Но по прошествии часа я начал немного двигаться, менять позу, потому что мне было неудобно. В конце концов Чиба-сэнсей посмотрел на меня и выдал: «От тебя прямо несет Нью-Йорком!» Я сказал: «ОК... И что это значит?» А он ответил: «Я не могу взять тебя с собой в приличное общество. Не могу привести тебя в дом ни одного важного человека. Потому что ты ерзаешь! От тебя несет Нью-Йорком! Я бы хотел представить тебя своему учителю фехтования, но при том, как ты себя ведешь, это просто невозможно. Это просто ужасно!»

 

Не знаю, что случилось, но в какой-то момент он передумал. И однажды решил: «Хорошо! Я познакомлю тебя с моим учителем меча». Я очень нервничал! Я знаю, насколько суровым и строгим может быть Чиба-сэнсей. И я, конечно же, представлял себе, что его учитель будет еще на порядок строже. Я поехал знакомиться с Мицузука-сэнсеем и попал на занятие, некоторых учеников там я знал: это были представители разных стран, занимавшиеся в то время в Хомбу Додзе. И конечно, там был сам Мицузука-сэнсей. Дело происходило в старом здании, которое находилось в таком состоянии, что годилось только под снос. Фактически сохранилась только часть здания, выглядело оно так, как будто пережило бомбардировку. Это был старый полицейский офис в районе Йоцуя в Токио. Подниматься нужно было по ступенькам, и пока ты шел, все время думал, выдержит ли тебя эта лестница. А потом ты входил в очень старое традиционное додзе и там встречался с Мицузука-сэнсеем. Он оказался таким беззаботным человеком, который мог запросто хлопнуть тебя по спине. Ему было все равно, понимал ли ты японский или нет, он просто продолжал с тобой разговаривать. Он сразу располагал к себе, а его техника работы с оружием была просто потрясающей. И я начал тренироваться у него.

 

Мицузука-сэнсей приходил на занятия в спортивном костюме, знаете, в таком вполне западном. И зачастую он не трудился переодеваться, а так и вел занятия. У него было небольшое помещение сбоку от зала, где он отдыхал между тренировками, пил и выкуривал сигарету. Он смотрел за тем, как мы продолжали заниматься, и иногда выкрикивал какие-то комментарии.

 

И вот однажды мы оказались у него на тренировке вместе с Чиба-сэнсеем. В какой-то момент Чиба отозвал меня в сторону и спросил: «А почему Мицузука-сэнсей не переодевается в традиционные одежды? Почему он одет так странно?» А Мицузука-сэнсей, по моим наблюдениям, немножко понимал английский – и он услышал этот комментарий. Он взял пояс и повязал его прямо поверх спортивного костюма: «Ну что, так лучше?»

 

Дж.Г.: Это очень забавно! Так что же, вы были все в кейко-ги и хакамах, а он приходил в спортивном костюме по моде 1980х годов?

 

Б.Б.: Да, именно так. Он приходил, сбрасывал свои кеды или кроссовки, брал бутылку виски (кажется, Suntory Black), пепельницу, сигареты – и начинал работать с нами над разными вещами. Потом он делал перерыв, а мы иногда продолжали заниматься. Он наблюдал за нами и иногда кричал по-японски: «Повторите! И на этот раз сделайте это лучше!» Это было невероятно колоритно!

 

Дж.Г.: Теперь я хотел бы немного развернуть нашу дискуссию в сторону самообороны.

 

Б.Б.: Конечно!

 

Дж.Г.: Знаете, ведь не все занимающиеся айкидо, да и будо в целом, ставят самооборону в число приоритетов. Но для некоторых людей все же этот аспект важен. Мне кажется, с вами должно быть очень интересно обсудить эту тему, поскольку вы много работали в этом направлении. Давайте для начала я попрошу вас рассказать о том, как вы подходите к вопросу самообороны в вашем додзе, как вы интегрируете эту тему в свою практику и в работу с вашими учениками.

 

Б.Б.: Ну, знаете, я считаю, что поскольку вывеска на здании, в котором я провожу занятия, гласит «обучение боевым искусствам», в частности боевому искусству айкидо, то мы должны научить наших учеников защищать себя. Мне кажется, одна из проблем традиционного айкидо в том, что если вы берете классические техники, то использовать их в современном очень динамичном практическом поединке, в т.ч. на улице, будет под силу только очень талантливому мастеру. Не поймите меня неправильно! Я очень люблю классическое айкидо и с удовольствием им занимаюсь, оно всегда успокаивает меня и позволяет почувствовать дух воина. Мне кажется, это то, что вы всегда можете получить от айкидо, если занимаетесь с должным усердием и регулярностью – правильный настрой. Занятия дадут вам самообладание, которое несомненно поможет в драке. Но в целом, вероятно, эта тема не преподносится доступным образом. Мне кажется очень важным, чтобы инструктор помогал своим ученикам соединять какие-то вещи в голове и применять принципы айкидо при самозащите. И знаете, верите или нет, но, хотя я действительно известен как человек, занимающийся этими вопросами, но на тренировках мы уделяем самозащите не более 10% времени. А 90% времени мы тренируем икке, нике, санке, енке, гоке, ирими-нагэ, разбирая все тонкости этих классических базовых техник.

 

И все же примерно 10% времени мы уделяем тем вещам, которые, например, записали для совместного с Aikido Journal курса, или которыми я занимаюсь с инструкторами. Прежде всего, мы сокращаем расстояние до атакующего. И это в условиях, когда вы не знаете, что за атака последует. Но это точно не будет шомен учи или екомен учи, а будет кто-то, кто идет на вас размахивая кулаками. Или еще какая-то ситуация, которую вы заранее не можете предсказать. И вы просто учитесь сближаться с атакующим и как бы «набрасывать на него одеяло». Это позволит вам выйти на ту дистанцию, где вы уже можете применить айкидо. Я считаю, что это обычный навык и его освоение не требует много времени, особенно по сравнению с тем временем, что вы тратите на практику айкидо. Но это необходимый навык.

 

В айкидо есть танто дори, техники работы против ножа. И техники работы против дзе. И мы иногда тренируем их, но обычно это не входит в основную программу обучения. Как правило, эти техники даются просто для общего развития, время от времени. Но я уверен, что хотя бы эти элементы нужно включать в практику, чтобы закрыть тему самообороны. Тогда то, чем вы занимаетесь, получит все же право называться боевым искусством.

 

Хотя возможна и другая ситуация, когда инструктор с порога предупреждает: мы будем изучать формы, которые уходят корнями в боевые искусства и подразумевают атаку. Но этого недостаточно для эффективной самообороны. Так что мы будем тренировать классические техники, вы приведете себя в хорошую физическую форму, это будет своего рода медитация в движении – все это позволит вам улучшить качество своей жизни. Но если вы хотите уметь защищать себя, вам придется взять дополнительные тренировки. И либо инструктор будет преподавать самооборону отдельно, либо порекомендует, к кому обратиться. Мне кажется, так по крайней мере будет честно. Гораздо честнее, чем практиковать какие-то витиеватые вещи и позволять людям думать, что после этого они смогут выйти на поединок с бойцом ММА.

 

На самом деле, если вы посмотрите на занятия айкидо и на целый ряд инструкторов – это происходит сплошь и рядом. Простите меня за такую откровенную критику той подачи айкидо, которая, к сожалению, часто встречается. Вас вводят в заблуждение, убеждая, что, не имея опыта реального противостояния, особенно с кем-то, кто наносит непредсказуемые атаки, вы сможете сделать что-то в реальном бою, опираясь просто на свое теоретическое понимание и базовые ирими и тэнканы. В критической ситуации вы будете делать то, что натренировали. Нет никакого способа обмануть свое тело.

 

Дж.Г.: Да, я согласен, в т.ч. с критикой. И я считаю, что любая практика полезна и многие люди получают удовольствие просто от изучения классических техник, вне всякой связи с самообороной. Но все дело в коммуникации. Вы должны быть честны: чему вы учитесь и чему учите.

 

Б.Б.: Да, совершенно верно.

 

При всем при этом я должен сказать, что за мою более чем 40-летнюю историю преподавания айкидо ко мне пару раз приходили ученики, которые изучали только классические техники, с рассказом о том, что им удалось успешно постоять за себя на улице. Без опыта изучения самообороны. Это было еще до того, как я плотно занялся этой темой, над которой работаю в последние 25-30 лет. Таким образом, я не могу сказать, что такого не бывает.

 

Дж.Г.: Мы ранее говорили об этикете. Знаете, Стэн Пранин считал, что этикет также является способом самозащиты. Мы учимся уважению к окружающим, самоконтролю, внимательному отношению к своему окружению; и все эти вещи в конце концов позволяют нам избегать тех ситуаций, которые могли бы закончиться физической конфронтацией. В значительной мере самозащита – это то, что происходит до того, как вы ввязываетесь в драку. Мне кажется, это очень важно.

 

Б.Б.: Абсолютно согласен. Это изменило всю мою жизнь. Когда я начал заниматься айкидо, я учился в первых классах старшей школы и частенько бывал там бит. А после того, как я стал регулярно заниматься, я больше не попадал в такие ситуации. Вы, безусловно, меняетесь. И да, этикет может оказать такое влияние на вас.

 

То, что я заметил, наблюдая за учениками в Хомбу Додзе, рядовыми посетителями занятий, - это то, что они совершенно не зациклены на вопросах самообороны и уличных противостояний. Японская культура подразумевает достоинство, благородство. Знаете, когда в Токио происходят автомобильные аварии, водители не выскакивают из своих машин с криками и обвинениями – они искренне извиняются друг перед другом. Представляете? Они выходят из своих машин, низко кланяются друг другу, приносят свои извинения и обмениваются визитными карточками. И они настаивают на том, чтобы взять на себя большую часть вины. Какой красивый способ выйти из такой малоприятной ситуации, как автомобильная авария!

 

Это просто пример японской культуры. Пример их чувства собственного достоинства. Им кажется вульгарной сама идея того, что можно ударить другого человека, выплеснуть на него свои эмоции, попытаться нависнуть, надавить, обвинить. И, вероятно, эту часть японской культуры нам очень стоило бы позаимствовать. Вот это достоинство в диалоге, умение разрешать сложные ситуации. И айкидо с его этикетом помогает научиться этому. И это тоже элемент боевого искусства.

 

Дж.Г.: Да, я согласен. И я знаю, что вы даже включаете в свои детские тренировки элементы коммуникации, или вербальной де-эскалации. Так?

 

Б.Б.: Да, совершенно верно. Мы учим их вести диалог таким образом, чтобы они, с одной стороны, могли показать, что они достаточно сильны и не боятся, а с другой – продемонстрировать готовность протянуть руку и не уйти в конфликт. И еще мы учим их простым приемам, если уж ситуация дошла до конфликтной, чтобы удерживать агрессора и из этой позиции все равно продолжать устный диалог: задавать вопросы о том, с чем связана агрессия, почему человек предпочел решить вопрос кулаками; понимает ли он, что делает и что существуют другие способы выхода из ситуации. Таким образом, мы учим разговаривать с позиции силы, но не насилия. Учим неагрессивным способам самозащиты, вербальной де-эскалации.

 

Кстати у нас также есть курсы и для женщин. Хотя сценарии для женской самообороны обычно куда как более серьезные. На женщин нападают с целью либо ограбить, либо изнасиловать. Это ужасные ситуации! Они требуют несколько иного подхода.

 

Дж.Г.: Я, разумеется, не проходил этот курс сам. Но у меня есть потрясающие комментарии моей 16-летней дочери, которую я отправил в Сиэтл к вам на семинар по женской самообороне наряду с несколькими другими представительницами нашего додзе. Я должен сказать, что этот опыт сильно изменил ее. Это было просто здорово!

 

Б.Б.: Я получил большое удовольствие, работая с вашей дочерью и другими учениками Иказучи Додзе. Это семинар призван расширить возможности женщин и обучить их самозащите. Мой опыт говорит о том, что зачастую люди вообще, и женщины в особенности, бывают выбиты из колеи еще на этапе словесного обмена, до того, как им приходится защищать себя физически. А это ваш шанс дать потенциальному разбойнику или насильнику пройти мимо, когда он понимает, что вы не просто «божий одуванчик» и не собираетесь сдаваться без боя, что им придется столкнуться с кем-то хорошо обученным и малопредсказуемым. Потенциальные атакующие меньше всего хотят непредсказуемости – они хотят быть уверенными в собственных силах, т.к. на самом деле довольно трусливы. Поэтому они выбирают тех, с кем, по их мнению, будет несложно справиться.

 

Я работаю над этой программой совместно с Мелиссой Питтман-Фишер, управляющей клубом Тензан Айкидо. Мы предлагаем диалог и обучаем разным этапам развития конфликта и тому, как правильно выставлять границы на каждом этапе. И когда становится ясно, что человек нарушил все границы, - мы учим «переключать тумблер» и уходить в силу и непредсказуемость. С целью самозащиты, конечно.

 

И вот это срабатывание тумблера – вполне привычное дело для мужчин, у которых обычно был этот опыт на в юности: драки, скандалы, стычки. А у многих женщин нет такого опыта за плечами. И сама идея «переключателя», когда вам нужно использовать любые средства, вплоть до физического воздействия, для своей защиты, для них является абсолютно чужеродной. Мы учим выставлять границы как раз для того, чтобы было очевидно: человек их нарушающий делает и осознанно намеревается сделать что-то потенциально очень опасное, даже катастрофичное. Так что не остается никаких сомнений, что «переключать тумблер» в такой ситуации – правильное решение.

 

А дальше мы работаем с женщинами для того, чтобы они чувствовали себя уверенно при исполнении всего нескольких несложных техник. Но эти техники мы тренируем до автоматизма в реалистичных условиях – с реальным нападающим в специальной защите. Всего несколько, но со всех сторон, в условиях, максимально приближенных к жизни. Я очень верю в такой подход. Это получился замечательный курс! Меня очень вдохновляет то, как меняются женщины за 7 часов этой программы. Это очень приятно – быть частью этой трансформации!

 

Дж.Г.: Вы предлагаете эту программу раз в год?

 

Б.Б.: Один или два раза в нашем додзе. Если спрос велик, то мы можем запустить три параллельные группы на протяжении выходных. А в других случаях предлагаем только одну. Я, вероятно, упоминал, что основа курса в значительной части досталась нам от Джудит Рафф. Она была одним из первых людей, кто работал с этой темой, и она передала нам текст диалога, который и она сама, и мы в последующем многократно дорабатывали, но до сих пор используем. Я много работал с ней. А не так давно она работала со мной и с Мелиссой и фактически передала нам курс. Джудит сейчас сосредоточилась на преподавании йоги. Но она сделала очень много в направлении самозащиты, любит и ценит свою работу и хочет, чтобы она развивалась. Поэтому она попросила нас взять этот курс и развивать его дальше. Я очень ей благодарен за это! И за всю ее работу с женщинами, и за ее щедрость и разрешение на использование материалов.

 

Дж.Г.: Давайте поговорим о курсе для инструкторов в рамках Академии Aikido Journal, который вы подготовили. Курс называется «Расширенное айкидо» (Aikido Extensions), и мы записали его, когда вы вели у нас семинар для инструкторов. Релиз намечен на 18 июля, и я очень жду этого события. Мне кажется, что содержание курса очень интересно и обязательно к изучению. Как вы и говорили раньше и как я имел удовольствие наблюдать, 90% времени вы уделяете классическим техникам айкидо. Но 10% времени посвящены тому, чтобы соединить эту практику с реальной жизнью, с самообороной. И это, в первую очередь, работа с дистанцией и подготовка к ситуациям, которые потенциально могут привести к драке. И именно на этом мы сосредоточились в данном курсе – на этой «расширительной» трактовке техник, с которой не все могут быть знакомы. Это позволит зрителю увидеть новые возможные применения техник и, возможно, иначе посмотреть на классические приемы.

 

 

Я очень жду выхода этого курса еще и по той причине, что за последние несколько лет у айкидо сформировалась не лучшая репутация в медиа и в мире боевых искусств. Частично это происходит вследствие недопонимания того, чем мы занимаемся. Но частично это справедливая критика в отношении того, насколько техники, которые вы можете видеть, например, на YouTube, действительно имеют боевое применение. У Aikido Journal, пожалуй, самая широкая аудитория в мире айкидо, т.ч. сейчас, как мне кажется, очень подходящий момент для того, чтобы опубликовать высококачественные материалы о том, каково может быть прикладное применение и боевые аспекты айкидо. И в то же время преподнести техники в правильном свете, с уважением относясь к этике и традициям этого боевого искусства.

 

Б.Б.: Все верно. Этот совместный с Aikido Journal проект с семинаром и последующим видеокурсом для меня стал настоящей кульминацией практически 30-летней работы над теми вопросами, которые мы только что обсудили. Мне всегда казалось, что айкидо должно отвечать на эти вопросы. Но на практике – из доступного для обозрения - не всегда отвечает. И иногда за ту презентацию айкидо, которую мы видим, откровенно стыдно. На самом же деле айкидо – это потрясающее искусство! Оно очень мощное, оно придает силы. И безусловно есть способы взять принципы айкидо и применить их в реальной жизни. У меня свой подход к этому.

 

И знаете, было очень полезно изучить бразильское джиу-джитсу. Люди, которые им занимаются, начиная с самих Грейси (прим.переводчика: семья шотландских эмигрантов в Бразилии, создатели направления бразильского джиу-джитсу), приезжавших в Калифорнию, привнесли очень важное умение в грэпплинговые виды борьбы – умение сокращать дистанцию до нападающего. Тоже самое с боксом: боксеры выбирают позицию, из которой могут нанести удар, они меняют угол и сокращают дистанцию, а уже потом наносят удар. Поэтому неважно, пользуетесь ли вы принципами бокса или бразильского джиу-джитсу, я всегда задаю один вопрос: почему, сократив дистанцию, вы не можете вместо приема из джиу-джитсу или боксерского удара перейти к классической технике айкидо? И это основной вопрос, который лежит в основе многих сценариев, которые я предлагаю. И в основе метода тренировок, который делает классическое айкидо более спонтанным. Основная идея в «набрасывании одеяла» или создании щита, который эффективен против основных видов атак, хотя вы и не можете знать точно, что вас ждет.

 

Ключевая критика айкидо связана с тем, что в нем нет соревнований. Боксеры выходят сражаться в ринг, бойцы джиу-джитсу стараются обойти друг друга в технике, люди, занимающиеся кендо, используют меч, но даже они выходят сражаться друг против друга. В айкидо такого нет. И кстати в классическом кобудо тоже. Поэтому это остается на совести каждого отдельного занимающегося – тренироваться так, чтобы искусство было жизнеспособным. Но как вы этого добьетесь? Те принципы, упражнения и наработки, которые я давал в ходе инструкторского семинара в Лос-Анджелесе, а также в видеокурсе Академии Aikido Journal – это мой ответ на этот вопрос.

 

Мы надеваем перчатки и некоторые элементы защиты и начинаем изучать, как остановить атаку, чтобы провести потом простую технику айкидо. Мы используем некоторые движения из джиу-джитсу, когда вдруг техника айкидо не сработала. Ведь что такое айкидо? Это котэ гаэши? Или шихо нагэ? Может это быть бросок с захватом обеих ног? Или удержание? Или кимура? Я не вижу причин, почему нет. Можно ли зафиксировать человека надавив коленом на живот вместо того, чтобы выполнять на нем переворот и классическое удержание после котэ гаэши? Почему нет?

 

Мне кажется, надо уметь перемещаться между этими мирами. И, возможно, не проводить соревнования, но хотя бы допускать легкий спарринг в практике. Нужно систематическое обучение, которое позволит отработать навыки и погрузиться в соответствующую атмосферу. Мне кажется, это бесценно и именно в этом направлении нужно двигаться.

 

Дж.Г.: Да, я очень доволен тем, каким получился курс. Мы сняли 20 или 30 модулей, которые демонстрируют различные технические приемы и методы тренировки. Камера все время находилась в движении, отдельные детали мы показывали крупным планом, чтобы подчеркнуть ключевые элементы или связки в том, что вы делаете. Мы также включили в подписку 90-минутное видео с инструкторского семинара. Потому что мне показалось, что он также был отлично сделан, что это интересно как материал для обучения. Это развитие от базовых классических техник, таких как икке в сувари-вадза, к техникам, выполняемым в положении стоя, к атакам типа шомэн учи, и затем к боксерским атакам (типа джеба) и произвольным ударам – это было здорово! И я рад, что у нас получилось зафиксировать это на видео и интегрировать в наш курс.

 

Б.Б.: И все же, Джош, очень важно 90% времени уделять практике классического айкидо. И нарабатывать эти техники. Чтобы при переходе к приемам из других боевых искусств – будь то бокс, джиу-джитсу, муай-тай, дзюдо или любые другие – вы бы не выглядели как боксер, выполняющий прием айкидо, а выглядели бы как айкидока, который использует технику джиу-джитсу. Чтобы вы адаптировали заимствованные техники к тому, как вы понимаете боевые искусства, к вашему айкидо. А для этого и нужны тщательно натренированные приемы и техники, которые должны буквально впитаться в вас в ходе классической практики. С другой стороны, вы должны быть достаточно гибки, чтобы эти наработки помогали вам, а не тормозили вас, не мешали вам реагировать спонтанно.

 

Дж.Г.: Точно. И в инструкторском курсе мне показалось, что вы уделяли внимает тому, чтобы соединить определенные вещи. Вы не акцентировались на том, чтобы научить людей делать кайтэн нагэ или ирими нагэ, а скорее показывали новые выходы на эти приемы. С использованием знакомых техник, но сценариев, которые редко применяются на обычной тренировке.

 

Б.Б.: Точно. Лучшие представители бразильского джиу-джитсу скажут вам: выучите всего несколько базовых техник, но выучите по тысяче входов к каждой из них. Именно такой принцип я использую. Вы очень часто увидите котэ гаэши, ирими нагэ и кайтэн нагэ, например – всего три техники! Но для них существует великое множество входов. И вы обнаружите, какими близкими для вас становятся эти приемы классического айкидо, если вы всего немного измените свой подход.

 

Дж.Г.: Да, это поразило меня. Я увидел так много возможностей перейти к тем техникам, которые я уже знаю. Например, из клинча, или из перекрестного удара правой, или из тэйкдауна с захватом обеих ног. Это было очень интересно!

 

Б.Б.: Зачастую эти претензии звучат в адрес айкидо… Но ведь в век ММА, вы не можете пойти в клуб джиу-джитсу, изучать эту дисциплину как спорт и потом считать, что готовы выйти на поединок по смешанным единоборствам, или даже что владеете приемами самозащиты, или что сможете защитить себя от человека с ножом. Вам необходимы знания в нескольких дисциплинах, чтобы чувствовать себя уверенно, даже если основной для вас является джиу-джитсу. Если вы боксер, вы не можете чувствовать себя уверенно в ММА – вам нужны знания в других боевых искусствах. Это практически как в инженерном деле, когда для того, чтобы построить небоскреб, вам нужна целая команда, каждый участник которой разбирается в своем аспекте работы. Поэтому я не вижу смысла критиковать отдельно айкидо. Я бы сказал, что, чем бы вы ни занимались, ни одно единоборство не закрывает полностью все вопросы и не предлагает ответы для каждого сценария. Поэтому да, айкидокам нужна дополнительная подготовка, если они хотят научиться эффективной самообороне или противостоять представителям других боевых искусств.

 

Дж.Г.: Отличный подход. И было очень приятно работать с вами при подготовке этого курса. Съемочный процесс оказался очень простым и эффективным. Все, что нам было нужно, это предупредить вас, Брюс, что мы бы хотели, чтобы каждый модуль занимал от 3 до 5 минут, и что смотреть, когда вы объясняете, нужно в этом направлении, а двигаться в этой зоне. И вуаля! У вас все отлично получалось!

 

Б.Б.: Спасибо. С вами, ребята, было действительно просто работать. У вас было четкое представление о том, что вы хотите получить на выходе, и организация была на высоте. А еще мне было приятно наконец встретиться с Роем Дином, который является признанным мастером джиу-джитсу и инструктором. А тут он работал в качестве оператора.

 

Дж.Г.: Да, мы знакомы с Роем. И я знаю, что ваш пример вдохновлял его долгое время. И он был очень рад познакомиться с вами и поработать вместе, даже немного потренироваться в джиу-джитсу.

 

Б.Б.: Да, у нас была возможность немножко попрактиковаться.

 

Дж.Г.: Мы включили этот эпизод в дополнительные материалы курса.

 

Б.Б.: Мне показалось, что он старался бережнее относиться к пожилому человеку...

 

Дж.Г.: Да? Мне он сказал, что он был впечатлен тем, как вы двигаетесь.

 

Б.Б.: Он действительно профессионал в джиу-джитсу. И я счастлив, что у меня была возможность позаниматься с ним. Как только мы начали тренировку, у меня сразу сложилось впечатление, что мы давние друзья.

 

Дж.Г.: Мы все были счастливы поработать над этим проектом и очень ждем выхода курса 18 июля и комментариев, которые получим от нашего сообщества. Давайте посмотрим, что люди думают о нашей работе.

 

Б.Б.: Знаете, я почувствовал себя даже немного смущенным, увидев, сколько инструкторов пришло ко мне на курс. Они все были готовы снять с себя шапочку тренера и снова стать учениками, принять участие в нашем семинаре в Лос-Анджелесе. Это просто прекрасно! Это очень талантливые и опытные преподаватели, которые приехали увидеть что-то новое и усовершенствовать свою программу для учеников. Для меня было удовольствие работать с ним. И кстати я тоже чему-то у них учился. Это был замечательный день, в течение которого у нас была возможность тренироваться друг с другом.

 

Дж.Г.: Отличные воспоминания!

 

В завершение нашего разговора: правильно ли я услышал, что в этом году вы организуете летний интенсив в своем додзе в Сиэтле?

 

Б.Б.: Да, точно. Я, к сожалению, не помню сейчас точную дату…

 

Дж.Г.: Но ее можно посмотреть на вашем сайте. Так?

 

Б.Б.: Конечно! Обычно я каждый год провожу интенсив зимой. И этот курс очень популярен! Поэтому мы приняли решение сделать второе аналогичное событие – летом. Ну а кроме того, мы сейчас пытаемся выкупить в собственность здание для нашего клуба в Сиэтле; помещение, где будет размещаться Тензан Айкидо. Так что в этом году летний курс послужит для сбора средств на реализацию этого проекта. Курс рассчитан не только на хорошо подготовленных участников – он открыт для всех. Так что я очень рассчитываю в августе встретиться в Сиэтле с моими старыми друзьями и познакомиться с новыми людьми.

 

Дж.Г.: Здорово! А больше информации об этом мероприятии есть на сайте Тензан Айкидо. Так?

 

Б.Б.: Совершенно верно.

 

Дж.Г.: Спасибо вам большое, сэнсей, за то, что нашли возможность поговорить с нами сегодня.

 

Б.Б.: Спасибо и вам, Джош. Я еще раз хочу выразить благодарность вам за то, какую отличную работу вы делаете для всего айки-сообщества.

 

Дж.Г.: Спасибо за то, что слушали наш подкаст. Если наша работа кажется вам ценной, есть множество способов поддержать нас: поделиться нашим контентом в социальных сетях, поучаствовать в дискуссии у нас в блоге или поддержать нас непосредственно, подписавшись на Aikido Journal TV.