Эллис Амдур: Об Айкидо

Эта заметка завершает цикл статей, являющихся переводом материала, опубликованного Aikido Journal. Оригинал доступен по следующим ссылкам: часть 1; часть 2; часть 3 

 

Эллис Амдур практикует айкидо и другие боевые искусства уже почти 50 лет. Кроме занятий собственно традиционными боевыми искусствами, или корю будзюцу, он также работал над проектами по применению принципов, происходящих из классических традиций, в современной правоохранительной практике. Эллис – автор множества книг и статей. Его научно-популярные работы охватывают большое разнообразие тем: от способов деэскалации опасных межличностных ситуаций до исторических обзоров и анализа японских боевых искусств. 

 

Джош Голд (Aikido Journal): Расскажите нам, что вы думаете об айкидо. Вы были знакомы или тренировались с разными именитыми мастерами в мире айкидо, но при этом у вас очень богатый опыт и в других единоборствах. Так что вы думаете об айкидо?

Эллис Амдур: Я не считаю себя айкидокой. Но айкидо привело меня к тому, что я делаю в своей взрослой жизни. Оно привело меня в Японию. И оно привело меня к столь любимым мною боевым искусствам. Т.ч. я чувствую за собой определенный долг по отношению к айкидо, который я должен вернуть, - что-то, чего у меня не было с другими боевыми искусствами. Я очень интенсивно занимался айкидо на протяжении примерно пяти лет, когда у меня было примерно по 6 часов тренировок в день. Много лет спустя, после того как я написал книгу «Поединок с О’Сэнсеем», некоторые люди звали меня в свои додзе, чтобы преподавать. А я чувствовал, что «я не занимался этим целую вечность». Но я начал приезжать в качестве гостя, и этот опыт, как мне кажется, обогатил обе стороны. Ученикам клубов айкидо я мог предложить новое видение, которое они интегрировали в свою практику. Я не пытался ничего изменить – скорее предложить информацию, которой они могли бы воспользоваться. А для себя я стал открывать в айкидо те ценности, которых не видел раньше. В частности то, что айкидо, превыше всего, является способом развития гибкости и координации, того, что часто называют внутренней силой.

 

 

Я очень многое получил от этого возвращения в айкидо в качестве гостя. И я познакомился со множеством увлеченных и очень интересных людей. Через эти знакомства, а также через мою собственную работу айкидо вновь открыло мне путь – на этот раз к изучению базы для развития внутренней силы, того, что однажды было базовым для всех японских боевых искусств. В итоге это привело меня к одному из лучших эпизодов в моей практике боевых искусств – сотрудничеству с Брюсом Букманом. Мы с Брюсом стали тренироваться вместе: он учил меня бразильскому джиу-джитсу, а я давал ему основы Араки-Рю. Однажды мы тренировались с дзе. И из этих тренировок сложился целый проект: мы решили разработать 5 техник для двух людей, вооруженных 150-сантиметровыми палками, которые отвечали бы следующим базовым принципам:

  • Они были бы практически применимы в бою. Мы попытались вложить в них все то, чему каждый из нас учился.

  • Каждая из пяти форм фокусировалась бы на разных принципах: техники выполняются на разном расстоянии от партнера и развивают разные навыки.

  • Они обратимы. В конце каждого упражнения уке и тори меняются ролями и продолжают выполнять технику. Своего рода бесконечный цикл.

  • Они позволяют обогатить айкидо Брюса и его учеников. Своего рода рама для картины. Недостаточно, чтобы техники просто были хороши. Они должны развивать навыки учеников Тензан Додзе.

  • Это техники «с открытым кодом». Их можно адаптировать к другой системе, и они все равно останутся верны. Например, изменяя всего несколько параметров, я превращаю их в чистое Араки-Рю и использую их на тренировках в нескольких моих группах.

 

Кто-то мог решить, что мое высказывание выше несколько преувеличено, но я не могу даже описать, насколько ценным оказался этот опыт. Если задуматься, история боевых искусств – это, как правило, история мастера, создающего что-то в одиночку. Изредка это история сотрудничества, как в случае с Кендзи Томики и Хидео Оба, но даже там Томики-сэнсей был определенно старшим, более опытным, был Учителем, в то время как Оба был учеником. В нашем с Брюсом случае это сотрудничество на равных, каждый из нас привносит в него свои навыки и свой взгляд на вещи. Это потрясающий опыт работать с кем-то в таком партнерстве, ошибаться и получать новый опыт от человека, который является более сведущим во многих областях, находить новые решения и заканчивать каждый день победным «Мы это сделали!»

 

Само по себе айкидо, как Уинстон Черчилль сказал в совершенно ином контексте, это «головоломка, завернутая в тайну и помещенная внутрь загадки». Сначала вы обнаруживаете этого старика, Морихея Уэсибу (основателя айкидо), который когда-то занимался сложным и загадочным боевым искусством Дайто-Рю, в котором больше рукопашных техник, чем в любой другой школе дзюдзюцу в Японии. Фактически, каждая возможная форма становилась новой техникой. Потом эта история с развитием внутренней силы, которая была доступна лишь узкому кругу, то ли потому что остальные просто не обращали на нее внимание, то ли потому что она преподавалась далеко не всем. А в довершение всего вы узнаете Уэсибу, который стал последователем нео-синтоистской идеологии.

 

Морихей Уэсиба считал себя олицетворением всего мира; олицетворением, дающим путь к искуплению. Его послание этому миру сбивало и продолжает сбивать с толку множество людей. Люди слышат слова про гармонию и радостно восклицают «Да! Я тоже за гармонию!». Но то, о чем говорил Уэсиба, это совсем не то, что они себе представляют в этот момент.

 

Он использовал старую формулу «человек неба и земли». Это китайское высказывание, которое уходит корнями в глубокую древность и имеет несколько значений. На космологическом уровне это означает, что вселенная разделена на небо и землю, на силы инь и ян, а человек как микрокосм отражает в себе эту вселенную. По крайней мере, таково первоначальное значение.

 

Дж.Г.: Да, я недавно узнал чуть больше о некоторых тонкостях этой концепции – в общении с вами, Питером Голдсбери, Кристофером Ли и другими.

 

Э.А.: Другое понимание термина «человек неба и земли» - это использование его как некой карты для наиболее эффективного использования возможностей человеческого тела. Сила земли – это гравитация; все, что заставляет падать на землю, вдавливает в землю, тянет вниз. Сила неба, или ки неба, - это кокю; все, что связано с дыханием и развитием внутренней силы. Сила человека – это даньтянь, или танден (энергетические центры тела человека). Это великое множество теорий, описывающих взаимодействие этих сил, но для упрощения можно представить это себе как дифференциальную передачу, позволяющую вам скоординированно управлять этими силами в себе.

 

Уэсиба подписывался под обеими этими теориями. Но он добавил и третью. По его мнению, силы неба и силы земли – т.е. силы самой вселенной – находятся в дисбалансе. И исправить эту ситуацию, привести силы вселенной обратно к гармонии, может лишь просвещенный человек. В частности, он сам, но не только. Каждый человек через тренировки, которые способствуют развитию духовной силы, вносит свой вклад в восстановление баланса неба и земли. Такое вот грандиозное видение.

 

Он периодически совершенно открыто говорил: «Меня не беспокоят нормы морали», - и в его жизни было много примеров, это подтверждающих. И ничего не изменилось после Второй мировой войны. Он от начала и до конца оставался правым миссионером, духовным идеологом. То, что он уехал в Иваму и там на него снизошло просветление и он стал пацифистом, - не более чем еще один миф.

 

В любом случае Морихей Уэсиба был выдающейся личностью. Он определенно принадлежал к силам добра. Но вот это упрощение, что айкидо было создано для поддержания мира и гармонии на земле, проистекает из недостаточной информированности. В начале 80-х группа учеников под руководством Фила Рельника создала организацию под названием Общество японских боевых искусств. Четыре раза в год мы приглашали великих мастеров провести презентации для учеников неяпонского происхождения, проживающих в Японии. Как-то раз на такую презентацию был приглашен Дошу Киссомару, сын О’Сэнсея. И кто-то из аудитории поднял руку и через переводчика спросил: «А когда ваш отец стал пацифистом?» Дошу перевели вопрос – и тот озадаченно посмотрел: «Кем?» Ему перевели снова, и тут он вдруг начал смеяться. Серьезно, он смеялся до слез, а потом сказал: «Мой отец никогда не был пацифистом».

 

Как верно заметил Дошу, он просто был вне этой парадигмы. Он говорил о другом – и сейчас все пытаются собрать этот пазл. Послевоенное айкидо было всего лишь попыткой пережить оккупацию вражескими войсками; чужеземцами, которые – к счастью или несчастью – понятия не имели о том, что такое японские боевые искусства.

 

Дж.Г.: Я раньше не слышал эту историю про вопрос Киссомару на том мероприятии…

 

Э.А.: Киссомару-сэнсей переработал эту нео-синтоистскую идеологию, придав ей более привычный про-общественный характер, он использовал айкидо как средство гармонизации отношений между культурами и между людьми. Я не виню его за это; ведь то, что изначально создал его отец Морихей Уэсиба – не более чем маленькая секта. В каком-то смысле, айкидо подпадает под ту же критику, что и любая корю. Это была попытка взять что-то очень хорошее из очень нишевой практики и сделать это доступным широкой публике.

 

Проблемы, с которыми мы неизбежно сталкиваемся на этом пути: если вы отнимаете у боевого искусства его прикладной боевой аспект, то оно становится формой контактной импровизации, красивым танцем; но того, кто ищет по-настоящему боевое искусство, будет ждать разочарование. Айкидо привлекло к себе внимание множества людей рассказами о мастере со сверхчеловеческими способностями, о сверхчеловеческой силе, об умении управлять людьми и очень сильными людьми. Дзюничи Хага, один из лучших фехтовальщиков и преподавателей кендо своего времени, говорил: «Уэсиба владел мечом лучше всех в Японии». Есть и множество других рассказов великих мастеров боевых искусств, которые признавали «Да, Уэсиба – лучший из всех, кого я видел».

 

Сегодня я не слышал, чтобы хоть кто-то говорил: «Я пришел на занятия айкидо, и это было лучшее и самое мощное боевое искусство, из всех что я видел». Так что чего-то, видимо, не хватает… Если вы пересмотрите старые записи, Уэсиба выполняет ровно те же техники, что и мы сегодня. Даже если вы копнете еще глубже – в Дайто-Рю, техники будут несколько сложнее, но база останется та же. Будет очень печально, если мы навсегда потеряем те особые способности, которыми обладал Уэсиба и несколько его последователей и которые для простоты мы зовем «внутренней силой». В моем представлении айкидо – это средство помочь людям организовать себя в трехмерном пространстве таким образом, чтобы эффективно справляться с силами, которые к ним применяются.

 

Должна измениться роль уке. В большинстве додзе в настоящее время уке воспринимают свою роль так: «Я произвожу атаку, а затем перехожу к пассивной роли, становлюсь тряпичной куклой до момента страховки». Я искренне полагаю, что в айкидо тренировать следует именно уке. Кто-то прикладывает усилие к моей конечности, а мне нужно суметь нейтрализовать это усилие, противостоять ему. Вот это настоящее айкидо. А мы перевернули его наизнанку. Вы делаете мне нике, я ощущаю боль в запястье. Как мне перенаправить это усилие, чтобы у вас больше не было контроля? А на следующем этапе: как мне использовать тот факт, что вы решили задействовать обе свои руки против моей одной, и теперь это я контролирую вас, пока вы все еще пытаетесь схватить мое запястье? На техническом уровне, мне верится, айкидо должно развиваться именно в этом направлении, и это будет очень увлекательно.

 

Дж.Г.: Интересно! Вы изложили эти же мысли более детально в своей книге «Спрятано у всех на виду».

 

Э.А.: Да, я написал ее лет восемь назад. Кстати началась она при участии Aikido Journal тогда, когда я впервые заинтересовался концепцией внутренней силы. Я начал вести у вас колонку, и она нашла огромный отклик среди тех, кого ваши читатели могут знать. Ответы на мои статьи писали Майк Сигман, Дэн Харден, Язава Томо и другие, кого я, может быть, сразу не вспомню. Через свою журналистскую деятельность я познакомился с такими людьми как Роб Джон и Акузава Минору, которые исследовали эту концепцию в разных деталях. У нас завязался потрясающий диалог, и я написал целую серию эссе.

 

Из работы над этими эссе и сложилась книга «Спрятано у всех на виду». Основной мыслью этой книги является то, что, несмотря на то, что в современном мире они в значительной степени утрачены, в традиционных японских боевых искусствах использовались специальные упражнения для физической тренировки, многие из них родом из Китая. Если окончательно утратить эту систему тренировки, то лучшими мастерами боевых искусств станут молодые люди в возрасте до 30 лет, а затем их ждет постепенное угасание. Существует ли какой-то способ продолжать развитие: не абстрактное, а вполне физическое – в технике, в силе? Кстати, существовала не одна система специализированных силовых тренировок. На самом деле их было довольно много, каждая со своими преимуществами. Среди прочих, есть система, которую часто называют «Шесть гармоний», классическая система развития внутренней силы, которая базируется на той же парадигме, что и концепция Небо-Земля-Человек.

 

Как я уже сказал, первая редакция «Спрятано у всех на виду» вышла несколько лет назад. Недавно я решил дополнить ее, после того, как познакомился с разными людьми и потренировался по их методикам. Я узнал много нового, что и легло в основу второго издания, в котором часть материала отредактирована и добавлены новые главы. В новой книге примерно на 60 000 слов больше. Помимо раздела, посвященного внутренней силе, мне кажется, мне удалось более точно установить корни Дайто-Рю Сокаку Такеды (и следовательно, айкидо Морихея Уэсибы). Я попытался проследить корни физической культуры в той ее части, которая относится к боевым искусствам и в целом к развитию скоординированного тела, в котором каждое движение совершается максимально эффективно. Эта последняя часть книги продолжает и углубляет материал первого издания с учетом того, нового опыта, который я приобрел, и рассматривает его применительно к Дайто-Рю и Айкидо.

 

Дж.Г.: Когда ожидается выход второго издания?

 

Э.А.: В апреле. Вы уже можете заказать эту книгу и другие мои произведения у моего издателя Freelance Academy Press. Также мои работы можно приобрести на сайте Edgeworkbooks.com. И еще один ресурс, который может показаться вам интересным, - kogenbudo.org. Это игра слов: «ко» означает «старый», а «ген» - «молодой». На этом 

ресурсе собраны мои короткие статьи и интервью, а также есть материалы других уважаемых специалистов, которых я приглашал написать статьи на темы, которые им более всего интересны в области будо. Например, Джон Дрискол, специалист по дзюдо и айкидо, сделал интересное сравнение техник айкидо и дайто-рю и установил более чем 70-процентное соответствие. Он также рассмотрел все техники айкидо, чтобы понять, есть ли там что-то происходящее не из дайто-рю. Он провел очень тщательное исследование техники коши-нагэ в айкидо, которое привело его к школе Ягю Шинган-Рю, где Уэсиба тренировался в молодости. Кроме того, на этом сайте вы можете почитать Дэйва Лори о японской боевой культуре. И еще много всего интересного. Одну из последних статей написал кадровый полицейский из Австралии, я попросил его описать все случаи применения классических техник традиционных боевых искусств в работе полиции.

 

 

Дж.Г.: Спасибо, было очень приятно побеседовать. Благодарю вас за то, что поделились с Aikido Journal своими мыслями и взглядами.

 

Э.А.: Джош, большое спасибо за эту возможность не только поговорить с вами, но и встретиться с Харуо Матсуока-сэнсеем. До сих пор мы были знакомы только виртуально; благодаря этому интервью, у меня появилась возможность познакомиться с ним лично, а возможно и посотрудничать еще с одной родственной душой, которая занимается поиском того же знания, чтоы я пытаюсь обрести через свою практику. Одна из интересных особенностей айкидо состоит в том, что оно представляет собой физическую загадку; по поводу и внутри айкидо идет больше споров, чем в любом другом известном мне виде единоборств. С одной стороны, часть этих диспутов – просто потеря времени (как оно частенько случается), но с другой, они часто собирают умных и увлеченных людей, которые пытаются разгадать все загадки этого боевого искусства. И тогда это становится очень благодарным занятием не только с точки зрения конечного результата, но и с точки зрения процесса его достижения.

Поделиться
Поделиться
Поделиться
Нравится
Please reload

Избранные посты

Айкидо для детей: 9 аргументов "за"

09.08.2018

1/5
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив