• Марина Семенова

Интервью с Гийомом Эрардом, часть 1. О детской мечте и о Хомбу Додзе

В ноябре 2019 Aikido Journal опубликовал подкаст с одним из мастеров и исследователей айкидо Гийомом Эрардом. Предлагаем вам перевод беседы. Мы разделили материал на 3 части, здесь первая из них.



Добро пожаловать на наш подкаст. Меня зовут Джош Голд и сегодня мы поговорим с Гийомом Эрардом. Гийом является обладателем 5 дана Айкидо и 3 дана Дайто-Рю Айки-дзюдзюцу. Он французский биолог, а также инструктор боевых искусств, который живет и работает в Токио. А еще он чрезвычайно много знает о технических, культурных и исторических аспектах айкидо и других боевых искусств. И как представитель западной цивилизации, который многие годы живет и тренируется в Японии, он, безусловно, может предложить интересную точку зрения в любом разговоре о боевых искусствах.


Сегодня мы поговорим с Гийомом об Айкикай Хомбу Додзе, месте, где он занимается, а также о японском понимании термина «будо» и гармонии. Мы также немного коснемся его занятий Дайто-Рю. Итак, представляю вам Гийома.

Джош Голд: Спасибо, что нашли время прийти к нам сегодня.

Гийом Эрард: Спасибо, что пригласили.

Дж.Г.: С удовольствием. И прежде, чем мы начнем, может быть, вы могли бы сказать пару слов о своей истории в боевых искусствах, о том, как вы попали в Японию…

Г.Э.: Знаете, я всегда хотел поехать в Японию. И не только из-за айкидо. Интерес к этой стране не покидал меня с детства. Я всегда знал, что однажды приеду туда. И даже хотел в какой-то степени стать японцем, хотел выучить язык и, возможно, даже принять гражданство. Эта мысль всегда сидела у меня в голове.

Но я также понимал, что для того, чтобы преуспеть в Японии, мне нужна хорошая работа – без этого никуда. А для этого нужно хорошее образование, поэтому я стал изучать естественные науки. Мне было предельно ясно, что для того, чтобы получить работу, особенно будучи иностранцем и не очень хорошо еще зная язык, я должен быть экспертом в том, чем занимаюсь. Поэтому я упорно учился, пока не получил докторскую степень. И конечно, когда я защищал диссертацию, я всеми силами старался убедить моих преподавателей, что я искренне увлечен наукой и хочу ею заниматься, хотя в реальности я просто хотел получить докторскую степень, которая поможет мне получить работу в Японии.

Дж.Г.: (смеется) Ну, у вас получилось, верно?

Г.Э.: Да, получилось. И сейчас, оглядываясь назад, я очень рад, что прошел этот путь. Когда я все-таки приехал в Японию, мне было 27, т.е. я был уже вполне взрослым человеком. Но я рад, что потратил время на подготовку. Потому что по приезде в Японию я не сталкивался ни с какими сложностями. Я быстро получил работу, хорошую работу с адекватной оплатой и графиком, который позволял мне заниматься айкидо и прочими вещами. Это было очень важно для меня. Ну и потом, у меня уже был опыт за плечами: я успел пожить в Ирландии, довольно долгое время провести в Англии – поэтому морально я был готов принять Японию такой, какой ее встретил, а не пытаться все время сравнивать. Япония никогда не надоедала и не раздражала меня, никогда. Я думаю, это очень важно, если вы хотите прожить здесь сколько-нибудь долго. Вы должны быть достаточно зрелым человеком, иначе эта страна просто сломает вас. Либо сломает, либо просто сотрет вас как личность, пока вы будете стараться вписаться в японский образ жизни. Таких планов у меня определенно не было.

Дж.Г.: Хммм… Интересно! Расскажите нам немного о Хомбу Додзе. Аудитория Aikido Journal – это люди, живущие в Северной Америке, Южной Америке, Европе. И конечно, любой занимающийся айкидо слышал о Хомбу, а некоторые даже приезжали туда на короткие стажировки. Но лишь немногие оставались там надолго. Но мне кажется, многим было бы интересно услышать: каково это – быть там, тренироваться там в качестве новичка или уже сложившегося профессионала. И если бы кто-то собрался поехать туда, как следует подходить к этому событию, чтобы получить максимум возможного?

Г.Э.: Ну, я могу рассказать только о собственных впечатлениях. Я приехал в Хомбу уже не новичком в айкидо, поэтому я не могу об этом судить. Но конечно же, если вы занимаетесь айкидо и вдруг оказались в Японии, вы наверняка решите посетить Хомбу.

В моем случае я даже не был членом Айкикай. Я начал заниматься айкидо под руководством Андре Ноке. Ноке в свое время был учидеши у Морихея Уэсибы, но его группа не была частью Айкикай. Поэтому я не встречался с шиханами Хомбу на протяжении многих лет, что изучал айкидо. Единственным японским преподавателем, которого я видел, был Тамура-сэнсей, поскольку он в то время жил и тренировал во Франции. И мы были частью его федерации, но все же некой независимой группой внутри этой федерации. Я посещал семинары. И я бывал на семинарах Кристиана Тиссье, хотя это и другая федерация. Но я никогда не был связан с Айкикай, и никто из моих преподавателей или одногруппников не ездил в Хомбу. Поэтому это был неизведанный мир для меня; я знал, что он существует, но он был мне незнаком.

Впервые я встретился лицом к лицу с шиханом Айкикай только тогда, когда переехал жить в Ирландию. Там я присоединился к додзе, открытому французом Сирилом Лаграста. Сирил учился в федерации Кристиана Тиссье. Вот тогда-то я и познакомился с японским подходом к занятиям, что в целом соответствовало моим интересам. Я должен особо отметить Сирила Лаграста, потому что именно благодаря ему я впервые попал в Японию. Он организовал поездку в Японию для нескольких студентов своего додзе. Мне он сказал так: «Ты так много занимаешься айкидо, что просто должен поехать с нами в Японию». И я ответил: «Да, я очень хочу поехать в Японию. Но я так занят завершением своей диссертации. И все идет не так гладко, я переживаю. И потом у меня нет таких денег». Но он сделал все возможное для того, чтобы я поехал. Поэтому я обязан ему этой поездкой. Для меня она стала поворотной в жизни. Это был мой первый опыт в Хомбу, первый опыт в Японии. Именно тогда я понял, что должен собраться, закончить мою диссертацию и наконец переехать – иначе я так никогда этого и не сделаю. Ну, и поскольку я уже получил опыт занятий в Хомбу, следующим логическим шагом было вернуться именно туда.

Я не могу сказать, что я был в восторге от занятий. Мне было страшно, действительно страшно в раздевалке. И я был полностью дезориентирован в Токио. Вы смотрели фильм «Трудности перевода»?

Дж.Г.: Да.

Г.Э.: Тогда вы помните, что фильм начинается в такси и герой страдает от смены часового пояса и пугается всего, что происходит за бортом. Это в точности то, как ощущал себя я. Любопытно, что я посмотрел этот фильм уже после того, как переехал. И пока я смотрел его, я все время думал, как же здорово они поймали это ощущение.

Но одна вещь, которую я могу сказать о Хомбу: вы получаете от этого опыта ровно то, что привносите туда. Именно поэтому я сказал, что могу говорить только о своем опыте. Кому-то мои слова покажутся близкими и понятными, а у кого-то, возможно, будут совсем иные впечатления. Тот страх, который я испытал, впервые ступая на татами Хомбу, никогда не покидал меня. Особенно когда я возвращаюсь в Японию после некоторого перерыва. Я только что вернулся из Франции, я пробыл в Европе полтора месяца, проводя семинары по айкидо. И на прошлой неделе, когда я вновь пошел в Хомбу, я испытал ровно то же напряжение где-то в районе живота. И мне кажется, это важно. Потому что, если вы перестаете испытывать этот трепет, во-первых, это означает, что вы стали воспринимать все как должное и едва ли можете дальше развиваться. А во-вторых, мне кажется, что, если это чувство вас оставило, у вас нет причин оставаться там.

Поэтому да, я нервничаю каждый раз, когда выхожу на татами Хомбу. Люди часто полагают, что я немного… как это сказать… суров. Я мало разговариваю и почти не улыбаюсь, когда я в Хомбу. А все потому, что я испытываю напряжение. И мне нужно это напряжение, чтобы продолжать развиваться, сохранять высокие ожидания от себя самого, чувствовать определенную опасность. Ведь вы же знаете, что айкидо – это очень безопасное боевое искусство. И это отлично, это здорово. Поэтому если вы хотите испытать это чувство, этот страх жизни и смерти – как бы драматично это ни звучало – вам придется создать его у себя в голове. И если у вас это получится, вы сможете получить определенную выгоду от этого. Это часть личностного тренинга, как мне кажется. Я буду оставаться в Хомбу ровно столько, сколько мне удастся сохранить в себе это чувство. Потому что это означает, что мне еще рано уезжать, мне еще есть чему поучиться. Мне кажется, это часть того, что мы называем «подходом новичка».


И знаете, я стараюсь сохранить этот «подход новичка» во всем. Когда я выхожу из дома, я беру с собой фотоаппарат, хотя прожил в Японии уже почти 10 лет. И я действительно фотографирую, и хочу сохранить то же чувство, которое испытал, когда впервые приехал в Японию и все вокруг было новым. Я был очень любознательным, впитывал все как губка. И мне хочется сохранить свое восприятие таким как можно дольше. Не хочу быть равнодушным, потому что это будет означать, что пора двигаться дальше.


Дж.Г.: Понимаю… Расскажите нам, как выглядит ваш тренировочный график. Например, ваша типичная неделя.

Г.Э.: Ну, многие люди, которые ездили в Хомбу, рассказывают, как брали каждый день по пять тренировок и т.д. Я не могу сказать о себе того же: никогда не занимался по 5 тренировок в день. В начале я, конечно, занимался очень много: у меня было свободное время и немного свободных денег, поэтому мне не нужно было сразу же устраиваться на работу. Но так, чтобы заниматься с 6:30 утра до 8 вечера, - нет! Ну, в конце концов, у вас же должна быть какая-то социальная жизнь, и после насыщенного вечера тяжело встать в 5 утра, чтобы прийти на тренировку к 6:30. Иногда вы болеете… Но поначалу я все же брал много тренировок. И это было здорово. Но потом я вышел на работу, и мне пришлось немного перекроить расписание. К счастью, мой рабочий день заканчивался довольно рано, т.ч. я всегда мог успеть к тренировке в 17:30. Поэтому я несколько лет занимался все вечера подряд с 17:30 до 20:00. Ну а потом я женился, и приоритеты опять сместились. Т.ч. я немного сократил свой тренировочный режим. И это то, как я занимаюсь сейчас: несколько вечеров в неделю; когда я в отпуске, я также добавляю утренние тренировки. Особенно тренировки в 8 утра, потому что в это время в Хомбу много отличных преподавателей и учидеши, т.ч. это хорошая возможность позаниматься с ними.

Мне кажется, что значительная часть моей интеграции в Хомбу произошла как раз на этих утренних тренировках. Мой японский в те времена был далек от совершенства. Я кстати и сейчас владею им на довольно среднем уровне. Так что общаться с шиханом или учениками мне было трудно. А совместные занятия очень помогали налаживать отношения. Мы некоторым образом бросали друг другу вызов и многому учились, конечно. Ведь когда вы занимаетесь с известнейшим шиханом, таким как Ирье или Курибаяши, у него можно столькому научиться! А с другими учениками или более молодыми инструкторами это помогало установить более тесные… я бы даже не сказал «отношения»… потому что в Японии все немного иначе. Но это позволяло наладить взаимопонимание и взаимное уважение, мне кажется.

С некоторыми учениками и инструкторами отношения у меня совсем не складывались вследствие недопонимания и языкового барьера. Но со временем они все же становились лучше благодаря совместной практике. И мне кажется, это важно. Как говорил мой преподаватель дайто-рю, словами вы себя как бы прикрываете. А когда вы занимаетесь, вы не разговариваете – в Японии нет никаких разговоров на татами, - поэтому вы не можете оправдать каким-либо образом свои действия, не можете рационализировать то, что произошло – вам приходится принимать вещи такими, какими они случились; и в следующий раз, когда человек вас атакует, вам нужно снова как-то на него реагировать. Это совершенно непривычный нам способ коммуникации. Но это полезный опыт, особенно в Японии, когда и язык, и культура вам не очень хорошо знакомы.

Еще одной важной особенностью тренировок в Хомбу является то, что вы заранее не знаете, с кем будете тренироваться. Вашим партнером может стать японец, а может иностранец, который приехал туда всего на пару дней, - вы не можете этого знать, пока не пришли на тренировку. И вам придется как-то выстраивать невербальное общение с этим человеком. Это не всегда легко и приятно, иногда это совсем не выходит. Но вам нужно приложить максимум усилий, это один из навыков, который развивает Хомбу. У вас не получится вовсе избежать общения с другими учениками. Это отличает такие тренировки от занятий в маленьких додзе, где люди хорошо друг друга знают и больше разговаривают друг с другом. Поэтому Хомбу – это великолепная площадка для тренировки, не только в части технических навыков (найти хорошего эксперта айкидо можно в разных частях мира, так что, если вы хотите присоединиться к профессиональному додзе – это несложно), но и в части нетехнических, невербальных навыков, что является отличительной чертой Хомбу.

Дж.Г.: Я слышал, что в Хомбу, когда вы становитесь в пару с кем-то, вы работаете с этим человеком в течение всей тренировки или большей части тренировки. Это так?

Г.Э.: Да… Хотя раньше такой подход соблюдался гораздо строже, чем сейчас. Сегодня какие-то вещи начинают меняться, но в целом – да, обычно вы проводите весь тренировочный час с тем человеком, с которым изначально встали в пару. В частности, на занятиях, которые ведет Дошу, это правило неукоснительно соблюдается. Так что у вас есть два решения: вы можете либо договориться с кем-то заранее, чтобы, так сказать, не «потерять» этот час, либо заниматься с тем, кто оказался с вами по соседству на приветствии.

Я очень стеснительный человек, поэтому я никогда не подхожу к человеку, чтобы попросить его заниматься со мной, я просто не могу этого сделать. Так что я всегда занимаюсь с тем, кто оказался рядом, и считаю, что это полезно. Иногда такие тренировки кажутся очень-очень длинными, потому что человек, с которым вы занимаетесь, настолько лучше вас, что в состоянии просто вас сокрушить, или потому что вам не удается выстроить коммуникацию. Но это все – часть тренировки. В конце концов, айкидо – это довольно простое искусство; техники не так сложно освоить, если вы достаточно внимательны и умеете управлять своим телом. В чем же сложность? Ведь нет никакого сравнения, никаких соревнований – вы просто не можете проиграть, только выигрываете в айкидо. Поэтому единственная сложность и повод для расстройства иногда – это ваше взаимодействие с другими людьми. И если вы не считаете это важным аспектом обучения, я считаю, что вы упускаете важную часть того, что может дать вам айкидо. Иными словами, я стараюсь не заниматься с друзьями, а наоборот выбираю себе в партнеры, например, самого невысокого ученика в зале (при том, что во мне более 180 см), что, конечно, делает тренировку очень непростой. Т.е. я не иду по пути наименьшего сопротивления, а осмысленно выбираю для себя путь преодоления. И мне кажется, вы должны так поступать, если вы хотите развиваться. В противном случае… Ну, сколько реально времени нужно, чтобы разучить правильное исполнение котэ гаэси? Я уверен, что с хорошим тренером это не займет у вас много времени.

Дж.Г.: Да, конечно. Вы очень ограничиваете себя, если сосредотачиваетесь только на технической базе и просто повторяете техники еще и еще, не придавая значения иным пластам обучения и личного развития.

Хорошо, и все же расскажите немного о Хомбу Додзе для тех, кто приезжает туда с коротким визитом. Что они могут там выучить нового для себя? Какие преимущества получить от этой стажировки? В качестве гостя.

Г.Э.: Мне кажется, тут нужно разграничивать техническую и культурную составляющие. С технической точки зрения, официально в Хомбу Додзе преподает более 30 инструкторов. Это много! И хотя бытует мнение, что со временем их техника унифицируется, если вы внимательны, то вы заметите очень разные подходы к выполнению одних и тех же приемов. Конечно, ключевые идеи и принципы, что бы ни скрывалось за этими формулировками, остаются общими, но практическое воплощение бывает очень разным. Невозможно отрицать тот факт, что, если после посещения тренировки Йокото-сэнсея вы придете на урок к Миямото-сэнсею, вы убедитесь, что их техника существенно различается, по крайней мере с т.зр. внешней формы. Так что существует очень большое разнообразие. И первое, чему вам предстоит научиться, это жить с этим разнообразием. И на мой взгляд, это здорово! Редко где еще в мире вы сможете встретить в одном месте столько разных инструкторов с настолько различными подходами.

Дж.Г.: А это интересно! Ведь одно из распространенных… наверное, стоит сказать: заблуждений – это то, что техника в Айкикай Хомбу Додзе как раз очень унифицированная, эталонная. Но из ваших слов я понимаю, что у разных тренеров очень разные подходы к технике.

Г.Э.: Да, я полагаю: да. Можно спорить, становится ли этих различий со временем меньше. Но они, бесспорно, есть. Ну, а кроме того, если вы сейчас заставите меня слушать рэп, я, скорее всего, скажу, что все треки звучат одинаково. Но если вы спросите кого-то, кто давно этим занимается, разбирается, много слушает, он наверняка сможет указать вам на различия, иногда очень серьезные различия. Поэтому, вероятно, это просто вопрос того, насколько внимательно вы смотрите. И различия точно есть, по крайней мере, я их вижу.

На самом деле они столь явные, что у меня, например, есть некоторые тренировки, куда я просто не хожу. Существуют подходы, которые нравятся мне меньше других. А поскольку я не могу ходить абсолютно на все занятия, мне приходится выбирать. И я бы не стал этого делать, если бы занятия у всех инструкторов проходили одинаково.


(продолжение следует...)


#интервью #мастераайкидо #гийомэрард